Быстролётов Дмитрий - Залог бессмертия

image
+51
В избранное 92
59 голосов, 5 комментариев
Читает: Бухмин Аркадий
+251
6 часов 45 минут
Дмитрий Александрович Быстролётов — юрист, врач, художник, писатель, полиглот, знавший 19 языков и разведчик-нелегал, отдавший 13 лет жизни Советской разведке, отсидевший 18 лет в сталинских лагерях оставил нам свои воспоминания, свидетельства, мысли в цикле книг под общим названием «Пир бессмертных».
В качестве разведчика-нелегала автору «Пира бессмертных» пришлось побывать в США, Италии, Австрии, Испании, Греции, Англии, Франции, Германии, Швейцарии, Голландии под прикрытиями голландского художника Ганса Геллени и венгерского графа Перельи де Каральгаза, американского гангстера Джо Перрели, бразильского бизнесмена, английского лорда. В наше время в музее шпионажа в США есть экспозиция посвященная ему, где кроме как СУПЕР-ШПИОН его иначе не называют. Некоторые страницы его нелегальной работы не рассекречены и поныне.

5 комментариев

Лучшие Новые По порядку
Elia
Отличное чтение и книга понравилась. Слушаем дальше.
Dominik
Страшное время в истории нашей страны! Чтение супер!
tokareva
Еще в детстве смотрела фильм о Быстролетове,«Человек в штатском». И как больно слушать «Пир бессмертных». Но юмор или сарказм смягчает описываемые события.
Без паники!
Страшный рассказ о страшном времени… И ведь это не полная картина, он не мог написать совсем всё.
Виталий Чернышевский
Просто мысли вслух о сталинских репрессиях и судьбе репрессированных. Вырисовывается такая картина, под нож пошли те, кто не выдержал допросов, оговорил невинных людей и подписал всё, что ему дали подписать. В то же самое время был отозван из-за границы коллега Быстролётова, Фёдор Парпаров. Обвинён, арестован. Обвинения не признал, никого не оговорил, ничего не подписал. Обвинения были сняты и он был освобождён через год после ареста, возвращён на службу с прежними наградами. Судьба будущего маршала Рокоссовского складывалась по такому же сценарию — ни кого не оговорил, не признал, не подписал. И это не частность и не пара случаев. Сама же книга интересна, как документ эпохи и причастности к ней самого автора, как свидетеля и как действующее лицо.