Чуковская Лидия - Софья Петровна

image
+11
В избранное
23
Fantlab: 7.67/10
03:49:17
«XX съезд партии приоткрыл над штабелями трупов окровавленный край рогожи. Уже одно это спасло в пятидесятые годы от гибели миллионы живых, полумертвых и тех, в ком теплилась жизнь еще на один вздох», — писала Лидия Корнеевна Чуковская. Но задолго до этого съезда, до выхода «Одного дня из жизни Ивана Денисовича» и «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына ее, жену репрессированного ученого, волновал вопрос: «Что сталось с человеком, что он пережил, начиная от минуты, когда его вывели из дому, — и кончая минутой, когда он возвратился к родным в виде справки?» И еще одна тема не давала ей покоя те, кто оставался на свободе, те, кого пощадила чудовищная машина, перемалывавшая людские жизни, что пережили они? Об этом она писала перед войной и в годы возобновления кампаний по борьбе с космополитизмом, во время недолгой хрущевской оттепели и в пору застоя, когда все шагали в ногу… Это был одинокий голос человека, посмевшего думать иначе. Посмевшего думать. Об этом ее повесть «Софья Петровна».

13 комментариев

по умолчанию последние лучшие
MarinaPopenova
Мне интересно послушать, но я очень боюсь расплакаться. Наша семья пережила сталинские репрессии и очень настрадались мои дед и бабуля. Дед был безвинно осуждён по 58 статье и расстрелян… Бабуля провела 8 лет в лагерях, за то, что не отказалась от мужа. Мамочка моя была в детдоме, а потом её взяли к себе родные.
ElenaColombo
Нас с такими же судьбами вся страна. Или половина, вторая половина-те, потомки тех, кто сажал. Слушать надо, чтобы хотя бы понять, как беспечно и наивно жило большинство. Как думали, что всех остальных сажали правильно, а своего по ошибке. Такой Софьей Петровной моя бабушка и была, пока саму не забрали после расстрела деда. Но и после лагерей она веру не потеряла. Анатомия этой веры и наивности и описывается Чуковской. Безнадежная попытка понять, как это допустили. И для меня попытка понять, почему сегодня снова все так же равнодушно позволяют сажать других, пока не постучали в собственную дверь.
комментарий был удален
Aleksandr22
а разве сейчас не так?
Joan
Я сейчас как раз дочитываю эту повесть… И сюда заглянула — есть ли она здесь?
Самое потрясающее на последней странице… уже под текстом: «Ноябрь 1939 — февраль 1940. Ленинград». Время, когда была написана эта повесть…
Nik_Ar
Ирина Власова, благодарю Вас за Ваши отзывы. Меткие, конструктивные, акцентирующие на хороших сильных книгах, многое добавил в список на прослушивание. Спасибо Вам.
Joan
Благодарю. Возможно, и до прослушивания моих работ когда-нибудь доберетесь, их на сайте пока 6 — буду рада отклику не только на комментарии.
Nik_Ar
Обязательно доберусь, спасибо за Ваш труд.
Nik_Ar
Сильно. Вся суть книги в этом: «…перемалывая людские жизни…»
На первый взгляд вроде бы такая простая коротенькая вещь, но это настоящая литература: прекрасная в своей искренности и при этом страшная из-за своей правдивости.
Чтице поставил плюс, голос отличный и отлично подходит к этой книге. НО… поначалу чтение кажется каким-то тусклым, смазанным что ли. Будто между чтицей и микрофоном кусок ваты, скрадывающий интонацию и часть слов, но быстро привык и втянулся. Последняя минута все разъяснила –запись сделана 30 лет назад.
Книгу рекомендую тем, кто ценит настоящую историю от очевидцев событий и, что называется, из первых уст (книга была впервые разрешена к публикации только в 1988 году, хотя написана в 40ом). Выводы делайте сами.
Ayesha
Спасибо за замечательный отзыв, возьму эту книгу на заметку.
irenlesnyak
Прослушала.Щемит сердце.Даже не могу подобрать слов, чттобыописать чувства, которые вызывает повесть.Сижу, огллушенная впечатлением…
Maria007
Жизненно… грустно… прочитанно прям с большим старанием, душевно! Только запись некачественная(((
agata
очень сильная и, к сожалению, актуальная повесть. Более развернутая история в повести «Прочерк», где уже без всяких намеков Лидия Чуковская пишет автобиографию того страшного времени. как был арестован ее муж и сама она чудом уцелела. Что произошло с «Детгизом» Маршака. Чем-то «Прочерк» сильнее, без купюр. Но «Софья Петровна» страшнее, она делает акцент не на страшной власти, а на ужасе равнодушия и тупоумия народа. «Нет, со мной этого не случится. А тех вот правильно сажают, раз они против нашей самой лучшей советской власти».

Оставить комментарий