Куняев Станислав, Куняев Сергей - Божья дудка

image
+12
В избранное 76
12 голосов, 5 комментариев
Читает: Старчиков Степан
+376
21 час 2 минуты
Эта книга принципиально отличается от всех ранее изданных книг о Есенине, поскольку ее созданию не мешали никакие идеологические догмы. В процессе работы авторам удалось познакомиться с громадным количеством архивных документов, ранее недоступных. В книге прослеживаются сюжетные линии, до сих пор не разработанные в литературе: Есенин и Троцкий, Есенин и Сталин, Есенин и семья Романовых. По-новому освещены взаимоотношения поэта с Зинаидой Райх, Айседорой Дункан и другими спутницами жизни, роль Есенина в становлении русского национализма 1920-х годов. С использованием многих неизвестных ранее документов написаны главы о пребывании Есенина за границей и, конечно, о его трагической гибели.

5 комментариев

Лучшие Новые По порядку
Мирослав Богомол
Отличная книга — очень объемное исследование жизни Есенина, прекрасные экскурсы в историю, параллели с событиями в личной жизни и событиями историческими! Биография, поданная в контексте истории — это великолепное решение! Слушается на одном дыхании: чтец превосходный!
Mike  Chief
Длинная и очень интересная работа автора и чтеца.

«Не судите слишком строго
Наш Есенин не таков
Айседор в России много
Мало Айседураков»
Mike Chief
Mike  Chief
Автор -Мариенгоф, если что))
Елена
Читатель Мирослав Богомол очень хорошо написал, всё так! И уже хочется познакомиться с творчеством Н. Клюева (друга, наставника и «побеждённого учителя» с трагической судьбой):

Стариком, в лохмотья одетым, притащусь к домовой ограде
Я был когда-то поэтом — подайте на хлеб, Христа ради.

Я скоротал все просёлки, придорожные пни и камни,
У горничной в плоской наколке боязливо спрошу: «Куда мне?»

В углу шарахнутся трости от моей обветренной палки.
и хихикнут на деда-гостя с дорогой картины русалки.

За стеною Кто и Не знаю закинут невод в Чужое…
И вернусь я к нищему раю, где Бог и древо печное.

Под смоковницей солодовой умолкну, как Русь, навеки…
В моё бездонное слово канут моря и реки.

Домовину оплачет баба, назовёт кормильцем и ладой…
В листопад рябины и граба уныла дверь за оградой.
За дверью пустые сени, где бродит призрак костлявый.
Хозяин Сергей Есенин грустит под шарманку славы. (1922г.)

А ещё — почитать Мариенгофа. Затянуло, не хочется расставаться с темой.
Николай Гладышев
Оторваться невозможно. Лучше стал понимать жизнь своих предков на фоне авторского текста. Озвучка великолепна. Постоянно чувствуешь параллели между сегодняшним днём и событиями 100-летней давности. Некоторые фрагменты как будто про наше время. Спасибо за гигантскую работу создателей.