Лермонтов Михаил - Герой нашего времени

image
+89
В избранное 135
105 голосов, 12 комментариев
Читает: Змеев Илья
+77
Fantlab: 8.70/10
6 часов 22 минуты
Аудиокнига также доступна в озвучках: 
Роман состоит из нескольких частей, хронологический порядок которых нарушен. Такое расположение служит особым художественным задачам: в частности, сначала Печорин показывается глазами Максима Максимыча, а только затем мы видим его изнутри, по записям из дневника

«Бэла»
Представляет собой вложенный рассказ: повествование ведёт Максим Максимыч, который рассказывает свою историю неназванному офицеру, встретившемуся ему на Кавказе. Скучающий в горной глуши Печорин начинает свою службу с кражи чужого коня и похищения любимой дочери местного князя, что вызывает соответствующую реакцию горцев. Но Печорину нет до этого дела. За неосторожным поступком молодого офицера следует обвал драматических событий: навсегда покидает семью Азамат, от руки Казбича погибает Бэла.

«Максим Максимыч»
Эта часть примыкает к «Бэле», самостоятельного новеллистического значения не имеет, но для композиции романа целиком важна. С Печориным здесь читатель единственный раз встречается лицом к лицу. Встреча старых приятелей не состоялась: это скорее мимолетный разговор с желанием одного из собеседников поскорее его закончить.
Повествование построено на контрасте двух противоположных персонажей — Печорина и Максима Максимыча. Портрет даётся глазами офицера-рассказчика. В этой главе высказывается попытка разгадать «внутреннего» Печорина через внешние «говорящие» черты.

«Тамань»
Повесть рассказывает не о рефлексии Печорина, а показывает его с активной, деятельной стороны. Здесь Печорин неожиданно для себя становится свидетелем бандитской деятельности. Печорин поначалу думает, что человек, приплывший с другого берега, рискует жизнью ради чего-то действительно ценного, но на самом деле это всего лишь контрабандист. Печорин очень разочарован этим. Но всё равно, уезжая, он не жалеет, что побывал в этом месте.
Главный смысл в заключительных словах Печорина: «И зачем было судьбе кинуть меня в мирный круг честных контрабандистов? Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие и, как камень, едва сам не пошёл ко дну!»

«Княжна Мери»
Повесть написана в форме дневника. По жизненному материалу «Княжна Мери» ближе всего к так называемой «светской повести» 1830-х годов, но Лермонтов наполнил её иным смыслом.
Повесть начинается с прибытия Печорина в Пятигорск на лечебные воды, где он знакомится с княгиней Лиговской и её дочерью, называемой на английский манер Мери. Кроме того, здесь он встречает свою бывшую любовь Веру и приятеля Грушницкого. Юнкер Грушницкий, позёр и тайный карьерист, выступает контрастным персонажем к Печорину.
За время своего пребывания в Кисловодске и Пятигорске Печорин влюбляет в себя княжну Мери и ссорится с Грушницким. Он убивает Грушницкого на дуэли и отказывает княжне Мери. По подозрению в дуэли его вновь ссылают, на этот раз в крепость. Там он знакомится с Максимом Максимычем.

«Фаталист»
Дело происходит в казачьей станице, куда приезжает Печорин. Он сидит в гостях, компания играет в карты. Вскоре им это надоедает и завязывается беседа о предопределении и фатализме, в который некоторые верят, некоторые нет. Завязывается спор между Вуличем и Печориным: Печорин говорит, что видит явную смерть на лице у Вулича, в результате спора Вулич берёт пистолет и стреляет в себя, но происходит осечка. Все расходятся по домам. Вскоре Печорин узнаёт о смерти Вулича, его зарубил шашкой пьяный казак. Тогда Печорин решается испытать судьбу и поймать казака. Он прорывается к нему в дом, казак стреляет, но мимо. Печорин хватает казака, приезжает к Максиму Максимычу и всё ему рассказывает.

12 комментариев

Лучшие Новые По порядку
Света
Снова убеждаюсь, как хорош Змеев для исполнения классиков. Его монотонная, непрерывная, на одном долгом выдохе манера чтения создаёт волшебную сеть. В ячейках которой, переливаясь на солнце перламутром, оживают слова. И вплетаются в невесомую ткань повествования.
Лермонтов… чистый и холодный, как горные вершины… тяжёлый и неотвратимый, как магма. Он так богат и глубок, что не нуждается в излишнем интонировании.
О Лермонтове — ни слова больше. Чтецу огромная благодарность за понимание и деликатность.
Света
Клубничка
Ну до чего же у вас комментарии интересные, такое богатое воображение и такие красивейшие сравнения. Роман комментировать не буду, это же" Герой нашего времени", какие могут здесь быть комментарии, прочитано очень хорошо.Спасибо.
Адам
Может дело и в Печорине, герой явно туповат. Есть у нас один тип который сунул пальцы в двухстволку и выстрелил, пальцев больше нет но есть люди рассказывающие про смелость этого типа, ну просто большинство людей путают смелость, отвагу, мужество, храбрость с тупостью. Однако это был лишь один из примеров невежества классиков. Вообще как то мягко говоря глупо говорить и тем более писать какое либо произведение затрагивая тему в которую не углубился. И если ошибается герой то автору стоит поправить, если сам не такого же мнения, ведь Печорин выдуманная личность. Художественная литература одним словом, а потом поколения берут эти выдумки за чистую монету, может не зря Герман Стерлигов хаит худ литру))
Никита Варницкий
Чтение хорошее, однако приходилось прибавлять скорость, уж больно медленно по моему мнению)
Ольга Умилова
Неприятная озвучка. Глухим замогильным голосом чтец словно выдавливает слова. Как застоявшиеся прыщи вылавливает. Каждое слово словно рыготой с трудом выблевывает из собственного горла.
Адам
))) Иногда даже обидно что вроде бы великие писатели поэты классики столь невежественны в некоторых вопросах и так тупо предвзяты тоже. Убогая басня про предопределение насмеяла)). И не поверье у мусульман о предопределении а вероубеждение, одна из основ веры, один из 6ти СТОЛПОВ веры, соответственно мусульманин не верующий в предопределение, как и в любой другой из шести столпов, не является мусульманином. А ПОВЕРЬЕ по определению в любом словаре это убеждение основанное на суевериях, если даже Лермонтовы и Толстые не знают разницы между поверьем и вероубеждением то что говорить о массах. Что касается Толстого и некоторых других недалеких классиков называющих ислам магометанством, то они вызывают не столько негодование сколько недоумение, на ровном месте пртписали мусульманам магометанство коего и в природе не существует))
Адам
hemlin
А, может, это не Лермонтов не знает. Это его герой так воспринимает, и такими словами для себя определяет. Не думаю, чтобы русское дворянство, да и не дворянство тоже, особенно углублялось в проблемы ислама. И вполне себе могли использовать «поверье» куда скорее, чем «вероубеждение». Они, небось, слово такое и не употребляли вовсе — не богословы же. Печорин и православным был, наверное, весьма поверхностным.
ytail
Не надо судить автора и героя с позиций современности. Автор отражает прежде всего свое время. Как бы автор не открещивался, герой во многом — его альтер эго. А теперь вспомните, сколько лет автору. Его воспитание, мировоззрение.
Именно этим и ценна книга — талантливо написанный портрет байронического поколения молодых дворян того времени. Собственно, так и называется. И удивительно, если стереть некоторые особенности времени, напоминает сегодняшнюю молодежь.
То время — влияние на молодежь байронизма и его столкновение с реальной жизнью.
Это время — влияние всякого-разного на молодежь и современная реальная жизнь.
И, по-моему, книга выполняет свою основную функцию — дает возможность прочувствовать и задуматься.
По сути, первая книга о влиянии масс-медиа на мировоззрение молодежи.