По Эдгар Аллан - Ворон

image
+74
В избранное 151
86 голосов, 33 комментария
Автор:
+118
Читает: Булдаков Олег
+2083
Fantlab: 9.34/10
9 минут
Аудиокнига также доступна в озвучках: 
В глухую полночь студеного декабря, сидя над грудой ученых трактатов и фолиантов, ОН напрасно пытается забыться и утопить в книгах печаль по безвременно погибшей Леноре. Легкий стук, донесшийся с улицы, вносит еще большую сумятицу, волнение и тревогу в душу. Но за дверью никого и ничего, только мрак! А когда, терзаемый сомнениями, грезами и страхами, ОН толкает ставни окна, в комнату влетает священная птица!

Манускрипты Аркхэма

33 комментария

Лучшие Новые По порядку
zima
На сегодняшний день существует около 30-ти переводов «Ворона».
(здесь можно познакомиться с ними в печатном варианте: samlib.ru/w/woron/)
Тот, что звучит здесь, был выполнен Владимиром Жаботинским (1880-1940), когда ему ещё не было 20-ти лет.
Нина Берберова, знавшая Жаботинского ещё по Парижу, ценила его перевод выше всех остальных (в том числе — переводов символистов) и знала наизусть с 15-ти лет.
Так же «недосягаемо», на мой взгляд, он перевёл «Молитву, написанную по просьбе матери» Франсуа Вийона.
Хотя ей просто «грех жаловаться» на внимание переводчиков.
Олег, спасибо Вам огромное за возможность услышать именно этот вариант «Ворона»!
zima
Ирина Минкус
В Россию поэзия Эдгара По пришла с большим запозданием и, в значительной степени, — через французскую поэзию. В антологии Гербеля 1875 года, через четверть века после смерти По, его стихов ещё нет. Первый не перевод, а скорее, попытка перевода «Ворона» была сделана в 1878 году поэтом и критиком Андриевским. Почему-то он решил переводить стихи, в оригинале написанные восьмистопным хореем, используя традиционный русский четырёхстопный ямб, изменив при этом всю тщательно продуманную систему рифмовки и потеряв по дороге пресловутое Nevermore. (Кстати, Малларме вообще переводил «Ворона» прозой, отказавшись даже от попытки воспроизвести мелодику стиха. Эта традиция стала главенствующей в западно-европейской и американской школах перевода в отличие от русской. Французское издание «Ворона» в переводе Малларме вышло в оформлении Эдуарда Манэ).

Только в начале двадцатого века русские поэты, словно приняв вызов, начали наперебой переводить По. Известно не менее полутора десятка переводов «Ворона», в том числе высокопрофессиональные работы Бальмонта, Брюсова, Мережковского, Оленича-Гнененко. И Бальмонт, и Брюсов — оба предприняли перевод полного поэтического наследия По, при этом можно сказать, что и их оригинальное творчество во многом развивалось под влиянием Эдгара По. Состоялся как бы негласный поэтический турнир. Его победителем стал одесский литератор, будущий сионистский лидер, Владимир Сергеевич Жаботинский, печатавшийся под псевдонимом Altalena. О популярности перевода Жаботинского можно судить хотя бы по распространённым в России в 1910-е годы изданиям «Чтец-декламатор». Практически все они включают в себя «Ворона» именно в переводе Жаботинского. С начала 1920-х годов имя Жаботинского в советской печати не упоминается, исчезают и публикации его переводов из Эдгара По. Вместо этого, каноническим становится перевод Михаила Зенкевича, но даже поверхностный анализ свидетельствует о его несамостоятельности, вторичности по отношению к переводу Жаботинского. И только недавно справедливость восторжествовала — последние издания Эдгара По на русском возвратили читателю перевод Altalenа, а с ним и “Nevermore”, которое можно перевести на русский как «Больше никогда».

… Я толкнул окно, и рама подалась, и плавно, прямо
Вышел статный, древний Ворон — старой сказки божество;
Без поклона, смело, гордо, он прошёл легко и твёрдо, —
Воспарил, с осанкой лорда, к верху дома моего
И вверху, на бюст Паллады, у порога моего
Сел — и больше ничего.
Оглядев его пытливо, сквозь печаль мою тоскливо
Улыбнулся я, — так важен был и вид его, и взор:
«Ты без рыцарского знака — смотришь рыцарем, однако,
Сын страны, где в царстве Мрака Ночь раскинула шатёр!
Как зовут тебя в том царстве, где стоит Её шатёр? „
Каркнул Ворон: “Nevermore».
Изумился я сначала: слово ясно прозвучало,
Как удар, — но что за имя «Никогда»? И до сих пор
Был ли смертный в мире целом, в чьём жилище опустелом
Над дверьми, на бюсте белом, словно призрак древних пор,
Сел бы важный, мрачный, хмурый, чёрный Ворон древних пор
И назвался: «Nevermore».
zima
Пользователь пока не удален.
Странные кумиры у вас мадам.)
Вольф Евнович Жаботинский — лидер правого сионизма, основатель и идеолог движения сионистов-ревизионистов, создатель Еврейского легиона и организаций «Иргун» и «Бейтар». Жаботинский стоял у истоков ревизионизма, адепты которого восхищались итальянским фашизмом, правда ненавидели германский нацизм, но то такое…
Стремный дядя был, хоть и стишки писал)))
Пользователь пока не удален.
zima
Речь шла о поэтическом переводе. И он выполнен очень талантливо.
А кумиров у меня нет ни в какой сфере жизни.
Extesy-
Великолепно всё: и чтение Олега Булдакова, и само стихотворение Эдгара По, и музыкальное сопровождение.Слушала, забыв, что надо дышать.
Extesy-
EmmiliAdalina
Ахаха, по поводу, забыв, что надо дышать, Вы очень точно подметили))
Ирина Минкус
ЕСЛИ КОМУ-ТО ИНТЕРЕСНО:
Ворон был спутником Афины, но лишь некоторое время, а затем его заменяет сова, так как ворон для Афины слишком болтлив.
Но к Афине ли возвращается Ворон? Дважды в стихотворении называется «бюст Паллады», а имя Афины не звучит ни разу. Палладой, согласно одной из версий, звалась молочная сестра Афины, дочь Тритона. Афина случайно убила ее и взяла ее имя в дополнение к своему, чтобы сохранить об этом память.
И здесь, чтобы придвинуться к признанию сознательности этой отсылки, нужно обратиться к фактам из жизни автора.
Стихотворение «Ворон» и предшествовавшее ему «Ленор» (из которого в вышеупомянутое перешли тематика и некоторые рифмы) принято воспринимать как навеянные болезнью жены Эдгара Аллана По, скончавшейся в очень юном возрасте, ровно через два года после первой публикации «Ворона». Ее звали Вирджинией, она приходилась ему двоюродной сестрой и была названа в честь своей старшей сестры, которая умерла за десять дней до ее рождения.
Таким образом, имя, перешедшее от умершей сестры к выжившей, вряд ли может быть случайным символом. Так что в Палладе, скорее всего, зашифрована Вирджиния. Эдгар Аллан По, как большой мастер создавать и разгадывать ребусы, вполне мог спрятать такой код в этом стихотворении.
Вывод
Ворон в одноименном стихотворении является многогранным символом, это своего рода вестник богов, но богов языческих, жестоких к тем, кто их разгневал. Он разрушает надежды героя на христианский рай, он остается, невзирая на все попытки его прогнать. Герой прогоняет его в «Ночной предел Плутона» («the Night’s Plutonian shore»), но ворон не оттуда. Ворон – бывший спутник Афины, именно к ней он вернулся и установил в ее обители порядки старых богов. «Птица или дьявол» («bird or devil»), так называет его герой, и нам дают поверить скорее во второй вариант. Это дьявол, как атрибут язычества. Ворона можно воспринять и как знак смерти героя.
Но то, что птица возвращается именно к Палладе, которая является, со-гласно нашим предположениям, и Ленор, и Вирджинией По, может открыть другой подтекст. Это становится напоминанием об умершей любви, которая, однако, остается с героем, но лишь для того, чтобы его мучать, не дать ему забыть о себе.
Эдгар Аллан По пережил свою жену на два с половиной года. Найденные нами символы обретают при учете этого факта почти мистический характер. Если наши предположения верны, то Эдгар Аллан По каким-то образом предчувствовал почти буквально и смерть жены, и свое дальнейшее существование.
Ирина Минкус
Kamellia
Здорово!!! Очень интересно!!! Спасибо!!! ???
Ирина Минкус
космонавт
Эко вас прорвало. Грибной сезон в разгаре?
Страшно даже признаться, что не читаешь ваших «простыней», сразу откажешься в " поверхностных читателях".
KishastiKu∬
Вот и поэзия Эдгара По подтянулась.
Спасибо Булдакову.))
Правда, как по мне, выбран не слишком удачный перевод, мне перевод Бальмонта ближе. Есть еще перевод Брюсова, но он мне меньше нравится.
Олег, я понимаю это дело вкуса… но почему вы выбрали именно этот вариант?
KishastiKu∬
Олег Булдаков
не помню. Я это стихотворение записывал несколько лет назад. А в сборник просто пристроил, потому что без дела валялось столько лет :)
Олег Булдаков
Александр Венич
Сейчас прочитали бы так же?
Александр Венич
Олег Булдаков
я с разницей в час мог бы по разному всякий раз записывать :)
KishastiKu∬
Александр Бигун
Согласен, у Бальмонта гораздо лучше, вот бы еще Кубла Хан в его переводе послушать.
Ирина Минкус
Ворон — мрачная, загадочная птица, которая во многих культурах символизирует связь мира живых с потусторонним, ее образ жизни, предпочтения в пище, черное блестящее оперение, заостренный нос и явно неприветливый, до жути проницательный взгляд — все это в комплексе вызывает ассоциации с чем-то неживым, напоминает о посланиях из области Смерти.
Во многих культурах существуют поверья, связанные именно с вОронами. Также закреплено это в фольклоре, что говорит об определенной ментальности народа. Ворон всегда связан с гибелью, смертью, он предсказатель опасности, его образ сопряжен с ассоциативным рядом: смерть, могила, вечность, душа, боль, страх.
Вероятно, потому в медитативной лирике Эдгар По обращается к образу Ворона, который также символизирует связь столетий в силу продолжительности жизни, а значит мудрость и знание смысла жизни.
Оттого и разбиваются все надежды и чаяния писателя о непоколебимое как сама природа «Никогда», обжигающее и влекущее как мотылька на огонь одновременно.
Стихотворение прекрасно своим ритмом, своей структурой, уникальным внутренним монологом человека и бьющим в набат повторяющимся рефреном «никогда», которое будет угнетать до самого конца. Сразу вспоминается монотонный метроном, звуки которого так пугали и вводили в ступор немцев в Сталинграде.
Думаю, ощущение или предвкушение неизбежного конца и бренности бытия были схожи. Пусть и по разным причинам. Ведь оно звучит как приговор, который уже НИКОГДА нельзя обжаловать.
Прочитано замечательно!
Ирина Минкус
ЕЩЕ ИНТЕРЕСНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ОБ ЭТОМ СТИХОТВОРЕНИИ (с просторов инета)
Оказывается был конкретный живой Ворон по имени Грип, и принадлежал этот ворон Диккенсу.
А дело было так:
По рецензировал первые четыре части диккенсовского «Барнеби Раджа» для литературно-музыкального журнала Graham`s Magazine. Он предсказал развязку и оказался прав, как выяснилось после того, как роман был окончен. Особенно он увлекся одним персонажем — болтливым вороном по имени Грип, который сопровождал бесхитростного Барнеби. По описал птицу как «чрезвычайно забавную», упоминает Atlas Obscura, а также отметил, что «карканье Грипа пророчески звучало в ходе драмы». Вышло так, что два известных литератора встретились в следующем году. Когда По узнал о поездке Диккенса в Соединенные Штаты, он написал романисту, и они обменялись двумя краткими письмами (оригиналы которых можно найти здесь). Вместе с Диккенсом была его жена Кэтрин и его домашний питомец — ворон Грип. Когда два писателя встретились лично, пишет Люсинда Хоксли на BBC, По пришел в восторг, узнав, что Грип (как персонаж) «был списан с собственного ворона Диккенса». Несомненно, этот ворон, «который обладал впечатляющим словарем», вдохновил Диккенса на то, что он сам называл «наиболее эксцентричным персонажем» в Барнаби Рудж не только благодаря своему красноречию, но и своему нраву. Дочь Диккенса Мэйми описывала ворона как «озорного и нахального» из-за его привычки щипать детей и «доминировать» над мастиффом, также жившем в доме, за что птица была в итоге сослана в каретный сарай. Но Диккенс, которого Джонатан Лэттем назвал «величайшим писателем-анималистом всех времен», любил птицу настолько, что с нежностью и в несколько шутливой манере описал её смерть, а после оставил его у себя в виде чучела. (Не такая уж необычная практика для Диккенса; известно, например, что он заказал изготовить канцелярский нож из лапы своего кота Боба.) Напоминание о знаменитом Грипе сейчас располагается в секции редких книг публичной библиотеки Филадельфии. «Чучело ворона», как писал корреспондент The Washington Post Раймонд Лэйн, «размером с большую кошку». Дженни Поллак, заведующая отделом редких книг библиотеки, о литературном влиянии Грипа на Эдгара По рассказала Philadelphia Magazine так: «Это один из уникальных моментов в литературе, когда два великих писателя некоторым образом сошлись в своих мыслях. Вы невольно начинаете думать о том, как много эти два человека увидели в работах друг друга. Это была практически коллаборация, созданная неосознанно». Но можем ли мы быть уверены, что диккенсовский Грип (реальный и воображаемый) напрямую вдохновил По на создание «Ворона»? По осознавал это, как утверждает историк Эдвард Петит: «Он писал об этом. И там есть говорящий ворон. Так что для меня связь достаточно очевидна». Лэйн ссылается на несколько эпизодов в романе Диккенса, которые звучат очень в стиле По. «В конце пятой части, например, — говорит он, — Грип зашумел и кто-то спросил «Что это — кажись, кто-то скребется у двери? Уж не он ли?» и другой персонаж отвечает: «Нет, это как будто с улицы стучат». «Хотя здесь нет конкретного подтверждения, — пишет он, — большинство специалистов по творчеству По сходятся во мнении, что восхищение поэта Грипом стало вдохновением для его „Ворона“, написанного в 1845 году». Не так уже редко встречаются любопытные следы влияния одного автора на другого, но здесь поразительным и необычным становится именно то, насколько прямой, личной и вместе с тем случайной оказывается связь между По, Диккенсом и говорящим вороном Грипом. Особый акцент стоит сделать на иронии, которая, несомненно, присутствует в этой истории. По добивался расположения Диккенса в 1842 «чтобы впечатлить новеллиста, — пишет Сидни Люсс из Университета Южного Иллинойса, — своими достоинствами и разносторонностью, как критик, поэт и автор рассказов» с целью упрочить свою литературную репутацию и добиться заключения контракта с англоязычным издателем. Несмотря на то, что Диккенс оказался надлежащим образом впечатлен и действительно желал помочь, никакой коммерческой выгоды их встреча По не принесла. Вместо этого Диккенс и его ворон вдохновили поэта написать одно из самых известных своих стихотворений — «Ворон» — благодаря которому он и вошел в историю мировой литературы.
Kamellia
Стихи у Эдгара Аллана По еще страшнее чем рассказы, да и Булдаков постарался, от души нагнал жути, а еще и это музыкальное сопровождение, вообщем коктейль получился ещё тот.Хорошо что хоть на ночь не послушала.Спасибо!
Александр Венич
Сложное для исполнения и очень притягательное стихотворение. Спасибо, что озвучили.
феникс
Здорово! Не каждый поэт умеет так полно, ёмко, вкусно создать в несколько строк и образы, и настроение, и ощущения. Прочтение очень подходящее. Слушал с закрытыми словами, словно кино смотрел :-) Музыка к месту, однозначно добавляет атмосферности.Большое спасибо.
Qwlnni
Суперррр! На сон грядущий самое то!?? А Олега Булдакова я ещё успеваю поздравить с Днём рождения!????
Анна Парамонова
очень понравилось. Атмосферно!
Emma Lovina
Великолепно! Слог — музыка для ушей!
Rapira
Казалось бы, поэзия только для чтения про себя. Но ни малейшего дискомфорта. Напротив, чтение и музыкальное сопровождение затягивают. Здорово.
vk_263645350
Прочитано отлично. Но музыкальная тема города нежити из Heroes 3 улыбнула.
MaHgApuHD
vk.com/video163988484_166365150
Данный вариант больше внушает, имхо.
MaHgApuHD
Ирина Минкус
Спасибо за ссылку. Послушала, красиво, конечно, но Булдаков в мастерстве на несколько порядков выше, на мой взгляд. Для меня Булдаков точно передал атмосферу надвигающегося ужаса, а в том варианте чтец слишком торопится, голос его высоковат, надо бы глуше читать, да и с интонациями не везде хорошо. Я всех переслушала и остановилась на Булдакове: чем больше слушаю «Ворона», тем больше мне нравится именно то, что про Булдакова я вообще забываю. Это высший пилотаж, когда слушаешь, словно видишь и чувствуешь все. Вообще, рекомендую «Ворона» время от времени слушать, тогда он по-особому раскрывается.
Изя Какман
Перевод не очень хороший.

Боюсь писать…
Олег, Вы только не обижайтесь но в нескольких местах Вы «неправильно ударяете по словам»© тем не менее, остаюсь Вашим ярым поклонником!
Спасибо за труд.
rajon
Ай-яй-яй, Олег, ну как же так, неужели вы не почувствовали, что строчка «И широко распахнул я дверь жилища моего» у вас совсем не попала в размер? Ударение в слове «широко» там на втором слоге. И вообще, Ворон тем и отличается, что его можно прочитать на одном дыхании, текст должен просто сам собой литься. Эта особенность, кстати, в переводе Жаботинского очень хорошо передана, хотя сам перевод мне и не совсем нравится.
Любовь Томилина
Ох, как прям захотелось прогнать эту птицу с её нево мо!
Андрей Гамбур
Прекрасное стихотворение.
Олег, как всегда, на высоте.
Ну а за тему «Некрополиса» отдельное спасибо)
Вася Пентелин
Сколько же неправильных ударений ломающих метр, ужас…