Поляков Юрий - Грибной царь

image
+8
В избранное 29
12 голосов, 2 комментария
Автор:
+20
Fantlab: 7.71/10
14 часов 17 минут
Аудиокнига также доступна в озвучке: 
В романе популярного современного писателя Юрия Полякова «Грибной царь», входящего в состав его «семейной» трилогии «Треугольная жизнь», изображена жизнь нашего современника, мужчины средних лет, предпринимателя, мужа и любовника одновременно. Социально-психологический анализ, острый сюжет с детективными элементами, сатира, а также безудержный эротизм не оставляют читателя равнодушным.

2 комментария

Лучшие Новые По порядку
Лю Ив
Юрий Поляков — глазами Лю Ив
Юрий Поляков заинтересовал меня двойственном к нему отношением.
С одной стороны это реально талантливый пишущий человек. Талант его такого рода, что у него, говоря моим языком — «открывается шлюз» речи.
А это значит, что пишет он, — само собой, — именно из того места, из какого пишут реальные писатели, а не подражатели всякого рода, коих вообще несравненно больше, нежели тех, кто «от Бога».
Но с другой стороны — меня не оставляют «сомнения» на его счёт. В смысле не сильных его сторон, как человека и писателя, а слабых.
Понятно, что некоторым ватникам и «не у корыта» одиночкам, прозябающим в глуши неизвестности — чужие лавры покоя не дают.
Это как бы само-собой, даже и отбрыкиваться не буду. Всё так.
Но есть и ещё кое-что.
Например, он позиционирует себя, как предельно откровенного высказывателя обо всём типа насущном и тому подобное.
В этом вопросе, разумеется — он мой прямой конкурент. А я не пропускаю конкурентов, не попробовав их «на вшивость» — на зубок моих оккуляров.
— Не дождётесь, что называется!
Пока не раскушу, в чём его слабость — буду следить. Хотя, правды ради, я его пару книг не читала, а слушала. Первого «Козлёнка в молоке» (в процессе чего и выловила мастера слова).
Но вот диво — слушая примерно третий текст, я обнаружила, что автор меня нервирует.
Понятно, я сразу навострила внимание, типа «чо за дела! Он же мне нравится. Или УЖЕ нет?».
Оказалось, он голимо утомил.
Как писатель он не выдерживает Ритма текста. Либо не владеет, либо положил на это дело «с прибором» — имеет право и пользуется.
А раз так, то беспредельно утомляют такое бессмысленно щедрое умотворчество — изобретательные определения, остроумные резюме, ещё более острые замечания по поводу канвы характеров и излагаемых вещей.
Текст буквально кишит мелкими акулами острословий, с их заточенными зубками по поводу… — любому поводу, автор наслаждается остроловием так, как наслаждается поэт, находя фразы-метафоры или высказывая множественные уходящие во глубины сравнений афоризмы речи.
Понятнее сказать: автор пишет ради острословия, оно является главным героем всех его рассказов (или романов — без разницы).
Разумеется, в моих глазах это не «авторская печать» качества, а человеческая особенность ума.
Ум автора находится в бессчисленных блужданиях. Причём, по ознакомлении с четвёртым текстом мне пришло, что блуждает он (как не прискорбно это обналичить) «в трёх соснах».
Что это означает на моём языке?
Это означает, что его интересуют отношения между «М» и «Ж» более, чем что-то другое. И это конечно — показатель не сильно зрелого возраста души. Это возраст души современного обывателя.
Вот почему он попадает в обойму! Он пишет о том что интересует не слишком продвинутого в области осознанности человека.
А именно, в чём именно «три сосны»?
1. Тема человека, как правило пережившего свою так называемую «любовь». Почему так называемую? Потому что автор пишет вовсе не о любви, а о том, что он не понимает про любовь — он ищет именно понимания, но увы — натыкается строго на «романтические бредни» или «физическую необходимость совокуплений».
Он не потому снова и снова пишет про эротику, что ему есть что сказать об этом, а потому что не может обнаружить того, ради чего человек тащит лямку супружеского долга. Как не пытается, человек-автор не видит (и не находит путём своего ума изысков) того, про что знают другие люди, у которых тема «побега в новую жизнь», а стало быть от груза прежней семьи вообще не является вопросом жизни.
Души старшего возраста преодолели интересы эротического лиризма, и вопросы «стареющего тела» их не сильно колышат.
А автор застрял в образно говоря «тинейджерском» возрасте души. Ясно, что излагет он вещи строго в позиции интересов своего возраста. А раз так, то и тексты его отлично востребованы, поскольку этот возраст самый распостранённый среди интеллектуального населения городов.
То, что у китайцев, якобы, имеется наибольший интерес к его книгам — вполне голословное утверждение. Он что изучал средства, вложенные в рекламу в сравнении со средствами в других странах? Вряд ли… А просто прочёл цифры продаж и все дела.
Вообще-то у китайцев интеренет не так развит для бесконтрольного досупа, а потому — я так полагаю, — книги любых авторов продаются чаще, чем воруются для чтения нахаляву (но это всего лишь допуск, на самом деле я, разумеется, не проверяла).
Итак: первая и вечная тема автора — поиск смысла жизни без любви, которую автор не находит, и не припоминает для сравнения, из чего ясно, что ему эта часть жизни не далась. (Как и множеству его современников, что скорее характерно нашему времени, чем удивляет).
Вторая «сосна» — тема человека не слишком брутального, а интеллигента в отношениях с государством.
Якобы широкая тема. Но только якобы. Потому что рассматрвиается опять же с уровня тинейджера, которой не важно в каком теле — взрослом и стареющем или молодом-студенческом, но меряет нужды госудаства — наличием в холодильнике приличной хавки, и наличием уважения партнёрши, готовой хвалить добытчика хавки и нарядов.
Тема человека, не мыслящего в масштабах «земного шара» по типу «земля и мы», или в маштабе хотя бы «социализм и капиталлизм, где человеку лучше» — нет, автору про события в стране интересна сторона бытовая, где кто чего сказал на кухне, где кто кого обмишурил частным хитрым характером, или подленьким приёмчиком кто кого заказал. То есть рассматривает с уровня домохозяйки и телевизора.
Разумеется, для большого писателя это минус. Незрелость души диктует инересы в записываемых текстах.
Дела государства рассматриваются на аналогих с нехваткой хавки и бабла. Что вообще сильно примитивно, и на мой — не достойно писателя с таким талантом.
И третья «сосна»: — он «сдаёт» своих однокашников?
Но, пардон, а взрослеет ли он сам при этом?
Взрослеет ли он сам, описывая взгляды его поколения, будь то бывший партийный работник или бывший учёный или работник конструкторского бюро?
Если взрослеет, то — опять же — мой критиканский вопросец: а где, в чём его ПОСЛАНИЕ тем, кто остался позади?
Ну, вышел он из-под крыла соратников по добыванию бабла, но — вошёл под крыло писателей, добывающих бабло «иным путём».
Он всё равно никуда не ушёл, а всего и делов — вынес сор из избы, сам в той избе таки оставшись. И путём выноса сора делает вид, будто перешёл в ватники что ли? Да ни разу не перешёл!
Понимаете, ни разу не стал иным против того, чем был. Как был неумеющим стать брутально-мужчиной, так и остался. Только теперь под флагом «меня теперь и так неплохо кормют».
Назовите ещё какую-то «сосну», которую я пропустила — не входящую в состав этих трёх основ его писательского внимания?
А ещё лучше, если кто-то опишет тот «лес», в котором писательский талант отыскивает темы.
Много в нём есть мест, в которых блуждает авторская душа?
Вот и получается, хотела я описать сначала человека-автора, а потом уже — глядя на фотографию лица автора — описать что придёт с тонких планов человека Полякова, но похоже уже через излучения от текстов, я описала не малую, а ведущую часть души человеческой, в частности сторону осознанности — читай взрослости души.
Не сильно продвинутую.
Но далее всё всё же посмотрю на лицо, и запишу, если увижу что-то дополнительно. Хотя, для личных нужд это уже необязательно.
Ведь по-сути, слабые стороны «конкурента» я уже рассмотрела. По части писательского дела — он безусловно далеко вверху, сияет в небесах славы человеческой, одна из сторон которых — вот такие как моё внимание и критика — это тоже часть славы. Не будь кто-то выдающимся — не найдётся и сильно критиков.
Но по части взрослости души или осознанности себя, как носителя таланта и просто человека — он авторитетом не показался.
И если продвинется в сторону взросления — разумеется изменится и структура текстов (думаю в сторону лучшего их восприятия, поскольку они всенепременно перестанут быть настолько блуждающими «растекающимися по тарелке», что в частности — вызвали невроз. Возможно, не только у меня.
Поскольку для человека читать настолько концентрированное остроумие — есть тяжкий труд. Притом, безо всякого полезного смысла.
Остроумие автора как привлекает толпы интеллектуально надроченных, так одновременно и утомляет, поскольку ничем не кончатеся. Но вообще-то: любой дроч должен вести к экстазу освобождения.
Чего — увы — автор не достигает.
Глазами Лю Ив. 07. 17. 19.
Лю Ив
Глазами Лю Ив
Добавлю всё же, что считала с фотографии (посредством чтения с тонких планов души):

Итак, запишу что вижу с лица — с фотографии Юрия Полякова (если это окажется позволительно записать на публику).
Ну, что человек умён настолько, что это его главное всё — думаю, мы уже поняли изначально. Потому и привлеклись.
Эгоистичен вообще очень сильно. Скорее негативно относящийся ко всему-всему, чем нейтрально.
Сдержан по жизни, склонен пережидать острые повороты. И только когда опасность минует — высказаться задним числом. Не делать что-либо, а высказываться.
Душа из-за этого лентяйства и трусоватости выглядит «придавленной грузом». Потому что задачи души не решаются, она получается «томится». И вместо дел для души — ум выполняет высказывания обо всём (вместо души).
Эдакая подмена мужской деятельности путём иммитацией её умственной деятельностью.
Странно неожиданно, но где-то в глубинах Поляков-человек жесток. (Возможно это вторая сторона остроумия, но может не так поверхностно).
И конечно самолюбив.
Интересен чтобы поговорить, но не для того, чтобы открыть в нём кладезь душевной полноты и симпатии. Не выглядит. Кажется, что внутри у него скорее тоскливое отсутствие чего-то важно-сердечного.
Как будто потеря чего-то важного фонит ему самому, поглощая его активность духовного человека. Где-то в глубинах души он человек-раненый. (Хотя чего это я… мы — большинство — так же не слабо раненые, только лица не у всех содержат эти раны, несмотря что они есть).
И, конечно, не все носят раны таким образом, что не перешагивают их. Так что раны — стреноживают (связывают) душевные порывы.
Я бы сказала, что Поляков-человек (духовно) живёт «связанным». Не зря он не затрагивает духовность человеческую, из-за собствнной этой связанности — он не может перешагнуть в заблокированную зону души.
Пожалуй, это и есть его слабая часть. САМАЯ слабая, которая и закрывает другие «мелочи» характера.
Его «Ахилесова пята».
Остальное — обычный человек.
Глазами Лю Ив. 07. 17. 19.