Публикации

Света
Каждый не надо — избалуете. Халтурить начну или, чего похуже — возомню и вознесусь :)
Спасибо огромное за Ваши слова, тоже люблю забраться на страничку и наловить синих птиц и золотых рыбок. И плюсовать страстно люблю (оставлять голос). Выбираюсь обратно охрипшая, но счастливая и с полной корзиной книг.
Уже все полки заставила, аж прогнулись :)
Света
Оба рассказа автора — о прикосновении к Вечности. Непостижимой, непознаваемой… и поговорить о ней получается только вот таким образом. Я очарована.
Автору, чтецу и тем, кто участвовал в создании этих двух жемчужин — от всей души горячая благодарность!
Света
Ещё немного:
Любила с   дурацкой смелостью прыгать с крыш сараев и со всего высокого вообще (заборы, деревья, платформы станции). Лазить по чужим садам и огородам. Верила, что игрушки оживают, когда нас нет дома. Боялась того, кто под кроватью. И того, кто в темноте. Кидать (прицельно) с балкона пакеты с водой.  Стрелять из рогатки. Подолгу сидеть на деревьях. Прогуливать школу. Играть в ножички.  Бегать под грозой. Гулять по крышам (16 и 9-этажных домов). Звонить в двери и убегать. Пить из колонки и брызгаться из шланга на огороде. Ходить босиком в любую погоду (зимой тоже, но прохожие ругались). Ходить в киношку, помню всё — от запаха пыльных кресел и штор до момента обрыва плёнки. Свистеть, кто громче. Купаться, нырять поглубже и в доказательство — кулачок с песком и илом. Ещё столько всего, сразу не вспомнить.
Верила и верю — в чудеса и Дружбу!
Света
Были КНИГИ! Это такое богатство, это уже счастье. А чувствовать деревья… Леся, вы романтик нежный, поэтому воспоминания о детстве — как элегия. А я хулиганистая росла, как не старались родители (музыкальная и изошкола след оставили, но такой… как на песке :)
Света
Захотелось продолжить,   пропустив  финальное предложение.
Я любила:
Кататься на велике, особенно с горки, дополнительно накручивая педали. Делать на нём трюки, ехать без рук. Слушать и рассказывать страшные истории. Жечь костёр, печь картошку, поджаривать хлеб на веточке. Мечтала клад найти, пару раз пробовала. Ехать на электричке и в поезде. Ловить ртом снежинки, на ходу — так больше наловится. Слушать радиопостановки. Строить с друзьями  шалаши, сидеть там всем вместе, скрывать его от взрослых (они их разбирали, боясь, что мы там спичками можем чиркнуть.) правильно боялись :)  Смотреться в ёлочный шар, приблизив к лицу. Ждать подарков и шуршать по дому в их поисках.  Крутить бесконечно долго трубу калейдоскопа! Качели и тарзанка, раскачаться до предела и спрыгнуть — миг полёта! Есть сырое тесто и печь печенье, затолкав в несколько штук перца горошком, сюрприз! Подолгу рассматривать узор на ковре и на брёвнах дома. Фломастерами довести куклу до совершенства. Быть пираткой (повязку чёрную  через глаз и брючки закатать, ходить вразвалку и красиво далеко плевать). Пишу и ржу.
Света
Роман прекрасный! Один из моих любимых. Дружба, приключения, испытания, тайна, путешествие. И… Солнце. В сердце, в небе, даже ночью. То удивительное чувство, что весь мир ждёт тебя, что он твой до травинки, пылинки. И ты тоже — весь принадлежишь ему. Безраздельно. Это чувство осталось в далёком детстве, но греет сквозь годы.
Прочитано восхитительно, до слёз! Благодарю вас, вы лучшие. Музыка — невозможно передать словами — аудиоОскар! Огромное спасибо всем, кто сотворил это чудо!
Есть фильм «Останься со мной» 1986 года, удачный на редкость, атмосфера и  душа книги сохранены, а мальчишки сыграли первоклассно!
Света
Говорят, не надо перечитывать книги, от которых был в восторге в юности. Соглашусь. Но есть исключения,  для меня эта книга — одна из таких.
Мистика,  тайна и трагедия — всё вместе заворожило посильнее, чем раньше. Гул ветра, шум прибоя, лунная дорожка, шорох песчинок, холодные валуны — это картина вечна, меняются только люди-персонажи. Калейдоскоп человеческих жизней расцветает ярчайшими узорами, тает и исчезает вдали, и расцветает вновь.
Коварный шёлк поверхности зыбучих песков, мрачных и губительных — по-прежнему волнует моё воображение.
И, как Беттередж, до сих пор иногда ищу  ответы и подсказки, открывая книгу наугад.
Прочитано замечательно, особенно от лица старого дворецкого! Спасибо огромное автору и чтецу за чудесные часы и в юности и сейчас.
Света
Восторг и чистая детская радость от книги! Я тоже мечтала о дальних морях, чёрную повязку через глаз носила:) Автор — удивительный человек, посмотрите на его лицо, какие глаза! Навстречу его книгам — тянется ребёнок, живущий внутри каждого.
«Тигрёнок на подсолнухе», «Волшебное кольцо», Алый и Недопёсок! Уже только этим — он с детства стал родным и любимым. Прочитано изумительно,  со смешинкой ироничной. Спасибо огромное автору и чтецу!
А самая лёгкая лодочка -  птичье пёрышко,  с белым пушком у основания, изогнутое, озорно покачивающееся, скорей же садись в него и в путь, по морю, переливающемуся в  небо, и — к звёздам!
Света
До Нового года ещё столько и полстолько, но почему-то захотелось душистой мандариновой серпантинки, чуть подсохших очищенных долек и шампанского (которое «под дичь»). Исполнение Шубина, звук его голоса — всегда растягивает губы в детскую улыбку и заставляет расхмуриться. Рассказы милые, живые, с терпким юморком, местами жутковатые.
Спасибо огромное всем авторам! Прочитано весело, с огоньком :)
Света
Может, это? Взгляните.
youtu.be/VuG_h5dEEfU
Мне понравилось, тоже слушала недавно :)
Света
«Умела добиваться своего». Какая ёмкая фразочка. А кого или что — нужно бить, убить и забыть… чтобы свободно пройти к своей цели и взять её, высоко подняв над головой. Как приз, как кубок с ценником. Чтоб все видели и завидовали!
  Обмен — обман, одна буква и смысл меняется. Обмен семейного уюта на сплочённость против кого-то, во имя чего-то. Обмен благородства  на неумение вовремя сказать нет. Добрый поступок — прекрасно. А если он совершён — просто потому, чтобы люди потом плохо не сказали за спиной? И так до бесконечности.
Жизнь напоказ и чтоб не хуже, чем у других.
Как калитка в сад, манит, обещает. Нетерпеливо открываешь — а там пустырь.
Спасибо огромное автору, повесть слегка встряхнула. Иногда это нужно. Чтец замечательный!
Света
О, как бы хотелось услышать две другие книги! И чтобы было написано продолжение, и всё это — в  таком же замечательном исполнении! (размечталась:)
Спасибо всем, оставившим отзывы. Благодаря которым я прослушала и, с помощью фотографий, найденных в интернете — увидела и прожила ту эпоху.
Чтец — прекрасен! Читает с таким вовлечением, азартно, вкусно, ярко. Изумительное, эталонное озвучивание.
Звуковое оформление великолепно, трудно представить — какой труд был проделан! Сколько трепетной любви и уважения к аудиоматериалу, как бережно, с теплотой подобраны мелодии.
Понравилось, что автор не навязывает  своё личное отношение к эпохе. Оно есть и чувствуется, но тонко, изящно, не в лоб. Удалось   гармонично соединить подачу фактов и ощущение  духа того времени. Очень приятное, светлое впечатление осталось от книги! (у меня часто бывает, что горячее восхищение книгой через пару дней превращается в пыль, дунула и нет, досада).
Но в этот раз — будто случай свёл с интереснейшим  человеком и  подарил долгие  вечерние разговоры с ним. Разговоры, когда боишься пошевелиться и только задумчиво киваешь иногда. Спасибо огромное и автору и чтецу! Это были удивительные часы.
Света
Настолько очарована голосом и образом, который представила! Белокурое  создание, радостно кружащееся  по  залитым утренним солнцем плиткам двора, а вокруг цветущая акация и бескрайние поля. Даже упустила нить повествования. Стряхнула наваждение, перемотала на начало.
Чистая, прекрасная, нежная сказка. Чудесно всё! Голос, музыка — так хорошо на душе стало. Спасибо, спасибо огромное!
Света
Вот именно этого мне и не хватило (многие ситуации знакомы не понаслышке, может поэтому). Послушать попробовать стоит. Каждому автору — свой читатель и слушатель. Для вас книга может заговорить и открыться иначе.
Света
Слушать начала из-за аннотации, а вот  дослушала благодаря любимому чтецу (спасибо ему огромное!) и для поддержания источника вредности, который был мне нужен для уборки на балконе.
Семейная сага, ага. Слабо продуманные персонажи, не вызывающие симпатии. Ситуации, испытания, которые коснулись семьи — вполне реалистичные, но выглядят искусственными, и как же  всё не по-доброму, без сочувствия и душевного  сострадания к людям  написано. История — безвоздушная, неживая. Крикнешь — эха не будет.
Об авторе где-то читала хвалебные отзывы, сравнения чуть ли не с Распутиным, Чеховым (простите, бесценные), поэтому фамилия отложилась  в памяти.
Итог: балкон чистый, ещё на предбанник запала хватило, а я нарушила своё правило не писать отрицательных отзывов :(
Если кидать — кидайте резиновые сапожки,  тапки есть  :)
Света
Как прекрасно сочетание двух талантов!  Классики в исполнении великолепных Чтецов.
Рассказ  волшебный, сказочный, есть в нём густота, тягучая восточная  томность. Звёздный бархат южного неба и искрящийся хрусталь фонтана, переливающегося в свете факелов. Чистое наслаждение, слушая, прикасаться к слову, языку, слогу, стилю наших Писателей. Принимая с благодарностью и бесконечным уважением результат неведомого и невидимого нам труда их души.
Благодарю от всего сердца!
Сайтик, спасибо большущее.
Света
Понравился рассказ. Мрачненько, жутковато. Для ночного прослушивания на даче, в избушке у леса — самое то. В одном месте прям кулачок нервно стиснула. Мерный гипнотический звуковой фон добавляет настроения.
А почему Зануда? Не, ну так, поинтересоваться, хорошо ж читает, только погромче бы, глуховата я :)

Я помню вечер: ты играла,
Я звукам с ужасом внимал,
Луна кровавая мерцала —
И мрачен был старинный зал…
М.Е. Салтыков-Щедрин.
Света
Сразу и первое — прочитано изумительно! Ушкам было приятно, спасибо от них и от меня :)
А вот то, что у меня между ушками — абсолютно не воспринимает (увы) всё, что имеет отношение к точным наукам, начиная с терминологии. Поэтому, щедрой рукой выбросив лишнее (для меня) за борт — я осталась перед вечной, как мир, историей первой любви. Нежной, трогательной, неотпускающей. И вспомнились слова неповторимого Янковского: «Мне захотелось с тобой поговорить о любви. Но я же Волшебник!..»
Может быть, и автор тоже — поговорил об этом тем способом, который ему близок и интересен. Ведь дивную эту мелодию можно играть на бесконечно разных инструментах. Спасибо ему огромное!
Света
Чистое наслаждение слушать классику в таком высочайшем исполнении!
Ромашов — будто выросший Миша из «На переломе». Искренний, благородный, добрый, ранимый и немного нелепый. Монах или  рыцарь. Его душа  — как акварельная нежность цветка, на которую ветерок взвихрил  и бросил лёгкий мусор и пыль с дороги.
Интересно, что Николаев, благодаря тонкому изяществу Ромашина, получился более сложным, чем представлялся.
Заворожил Тихонов, его голос, лицо — идеально сливаются с образом Назанского. Самый для меня трогательный и прекрасный человек в романе. Вообще, все актёры так велики, так исполняют свои роли!
Неизъяснимая благодарность всем, всем. Спасибо Вам, милые,  любимые и родные!
Немного добавлю к аннотации:
От автора — Алексей Баталов
Подпоручик Ромашов — Евгений Герасимов
Назанский Василий Нилович — Вячеслав Тихонов
Шурочка — Маргарита Терехова
Поручик Николаев — Анатолий Ромашин
Бек-Агамалов — Сергей Шакуров
Бобетинский — Николай Караченцов
Лех — Лев Дуров
Петерсон Раиса — Валентина Талызина
Веткин — Виктор Павлов
Подпрапорщик Лобов — Алексей Борзунов
Полковник — Михаил Львов
Осадчий — Лев Любецкий
Гайнан — Раднэр Муратов, он и в кино эту роль сыграл, вот такая полнота образа (а ещё это неотразимый Али-Бабаевич  :)
штабс-капитан Диц — Леонид Каневский
ефрейтор Шаповаленко — Вячеслав Невинный
Хлебников — Владимир Привальцев
Корпусный командир — Михаил Зимин.
Автор инсценировки Алексей Баталов.
Руководитель проекта Михаил Дёмин.
Запись 1977 года.
Света
Классика наша — вечная. Она как звук (стон) струны серебряной -  невидимым дрожанием воздуха возносит души. Сначала невысоко, чуть-чуть сначала. Но небо распахнуто, ждёт.
Куприн.
Хоть иногда промолчу, без лишних слов чтобы…
Прочитано замечательно. Только, админы, будьте добры — это Герасимов, его не перепутать ни с кем. А Максимов и Самойлов, кто захочет послушать  — здесь
youtu.be/QT5ULpriex0
Понравились оба исполнения. Спасибо изумительным чтецам от всего сердца