Сименон Жорж - Постоялец

image
+23
В избранное
24
Автор:
+22
Fantlab: 6.94/10
04:37:24
Критики называют «Постояльца» одним из лучших детективов Сименона без участия комиссара Мегрэ. По роману был снят фильм с Филиппом Нуаре и Симоной Синьоре в главных ролях. Читателю трудно представить себе роман Жоржа Сименона, на страницах которого он не встретит попыхивающего трубкой, слегка тяжеловатого и необыкновенно сообразительного комиссара полиции Мегрэ. Но даже без убедительной поддержки этого проницательного героя автору самому удается стать блистательным адвокатом преступника. Сделав читателя «Постояльца» свидетелем жесточайшего убийства, автор, тем не менее, смог заручиться нашим несомненным сочувствием к злодею. Как у него это получается, сказать трудно. Осуждая зло, он не спешит с выводами относительно того, кто совершил его.

5 комментариев

по умолчанию последние лучшие
Marso
Вот уж Джорж, вот уж Сименон! Минимум выразительных средств, а все видишь, слышишь, представляешь! Замечательный писатель! Как, с чего бы захлебываться эмоциями, а вот слушаешь и слезами умываешься. Все странно совпало: и молодой голос, и линия матери -переплелось на сердце. Спасибо, Александр, прочитано, как надо.
JulianaNik
Это не детектив, это психологическая драма, на любителя… Скучно…
BASTINDA
Вчера я прослушала повесть Сименона – о великий Сименон! – нет и не было лучшего писателя на свете. О нем говорил Пушкин: «он несколько занес нам песен райских», о таких, как он, говорил. Многие из остальных – Сальери. Так вот: слушала я вчера повесть (аудиокнигу) «Постоялец». Простенькая, в сущности, история. Главный герой убил богатого финансиста, глупо убил, с безрассудной жестокостью, ничего ему не давшей: купюры, что он украл, были переписаны в банке, и их пришлось уничтожить. Скрываясь после удачно совершенного преступления, он поселяется в доме случайной подружки-любовницы, мать которой сдает меблированные комнаты. И вот неожиданно для себя там он находит то, к чему неосознанно стремился всю жизнь – тепло и покой. Нет, не любовь, о ней нет и речи, зачем она? Тепло и покой. Герою грозит смертная казнь, так уж случилось, что все постояльцы об этом знают, и все же он проживает в этом чужом доме лучшие свои дни. Мать семейства, совсем простая женщина, каким-то чутьем добросердечного человека угадывает это, и она бесконечно сочувствует ему, по-своему оберегая беднягу и отодвигая, насколько возможно, его последний час. Когда же его забирает полиция, она едет его провожать в другой город, хотя и сама еле сводит концы с концами; к счастью, ее постояльца приговаривают лишь к каторге. Вот, собственно, и весь сюжет. Я долго плакала потом, даже не знаю, почему, но светлыми слезами, благодаря автора за безупречное произведение-шар. В этой небольшой вещице было сказано столько всего, с такой простой и беспощадностью, как это только и бывает в жизни. Такого не выдумаешь, это должно идти изнутри, и я подумала вдруг, сколько же всякого мусора я прочла за свою жизнь! Правда и то, что не все вещи Сименона так хороши, как эта. Но много, очень много превосходных, уникальных книг. Может, это просто счастливая случайность, что он так трогает мое сердце, как никто другой? Кстати, я очень многое прочла у Сименона на французском языке, получая, разумеется, неменьшее удовольствие, даже перевела одну повесть, из самых лучших, но вот, что удивительно, гений писателя так универсален и абсолютен, так неудержимо прорывается он сквозь любой язык, что на русском книги почти так же хороши, как на французском. Переводы, кстати, при этом не всегда удачны, но он все равно «прорывается», и под жалкими лохмотьями или безвкусными одеяниями просматривается совершенное в своей красоте тело. Он был скромен, Сименон, гений не может быть нескромным. Поэтому и не стоит в ряду первостепенных, да ему и не надо, и раньше не надо было. Зная цену славе и признанию, мог ли он быть иным? Выше себя, говорят, не прыгнешь, но ведь и ниже себя не станешь. Зато у него есть редкие поклонники, фанаты, такие, простите, как я…
Marso
При всей простоте и скупости выразительных средств, точных фраз Сименона, образы, которые он создает не просты и не однозначны. Сименон не сентиментален, нет в нем слезливости и умиления. Нашел ли покой и тепло преступник в пансионе? Убежище нашел. Его ли оберегала хозяйка? Может, больше ее беспокоила судьба ее собственной семьи и поддержание ее чести? И так может быть.
А в разряд первостепенных ставим его мы, и пусть меня кто-нибудь попробует убедить, что он второстепенный писатель двадцатого века.
Angelika
Большое спасибо за книгу и Александa Дубину за прекрасное чтение!

Оставить комментарий