Сорокин Владимир - Метель

image
+14
В избранное 80
Читает: Ерисанова Ирина
+594
Fantlab: 7.86/10
5 часов 52 минуты
Что за странный боливийский вирус вызвал эпидемию в русском селе? Откуда взялись в снегу среди полей и лесов хрустальные пирамидки? Кто такие витаминдеры, живущие своей, особой жизнью в домах из самозарождающегося войлока? И чем закончится история одной поездки сельского доктора Гарина, начавшаяся в метель на маленькой станции, где никогда не сыскать лошадей?
Все это — новая повесть Владимира Сорокина.

17 комментариев

Лучшие Новые По порядку
Splushka88
Самозарождающийся войлок — это уж точно фантастика! Так что жанр не совсем правильно определён.
Splushka88
➠Мyх๑м๑р✎
В Юмор, сатира — там место данному произведению (не худшему у Сорокина).
Финал печален, ну и черт с ним!
Порадовал мобильник, газовая зажигалка, спутниковая антенна и 92-й бензин. Что имел ввиду автор под «лошадками», вопрос спорный.
Фантистика в том, как стремился доктор к больным, даже сидя в котле ))
Озвучено отлично!
➠Мyх๑м๑р✎
telleri
Перхушу жалко…
Наталья Грабовская
Совсем не типично для Сорокина, даже хочется спросить: «Ты ли, чё ли?»….Но, всё-таки, это Сорокин, который, судя по всему, обладает замечательным чувством стиля – стилизация под русскую классическую литературу (19 — начало 20 века) очень талантлива. Да и название об этом свидетельствует – по аналогии с пушкинской «Метелью» — самая что ни на есть классическая классика, хотя и более ранняя. Стилизован не только язык, но и идея, ведущие архетипы. Мне вспомнилась повесть В. Короленко «Мороз», а более всего всё это похоже на «На краю света» Н. Лескова — прямо один в один, если убрать авторские сорокинские штрихи из категории «фэнтези о розовых единорогах». Идею определить несколько сложнее, но и она просматривается, и, наверное, её каждый определит в соответствии со своим жизненным багажом: наша жизнь – это дорога к какой-то с трудом просматривающейся, неясной, эфемерной цели, ценность которой невозможно понять – возможно, это полная фикция, как говорят сейчас, — фейк, а говоря по-русски, «овчинка не стоит выделки»; это движение не бывает гладким и прямолинейным – по прямой из точки А в точку Б: всё происходит с большим трудом, через пень-колоду, с большой затратой усилий без гарантированного результата: метель, снег мороз, постоянные остановки, поломки и препоны, да и дорог нет – одни направления – хочется на всё плюнуть и всех послать к чёрту. И как уж тут не вспомнить о двух основных проблемах Матушки Руси – дураки и дороги, вернее их отсутствие (дорог). Архетипы: слуга и барин (или интеллигент). Слуга (русский мужик) олицетворяет собой посконную Русь, душу народа, который не знает, но интуитивно чувствует и верит, не думает, но делает. Интеллигент же всё время сомневается, рефлексирует, не может понять кто он и зачем он, ему не сидится на месте, и вся эта суетливость и неудовлетворённость навлекает на него беду, но более всего страдает от этой «флюгерности» всё тот же слуга – очередная жертва или герой поневоле.
Однако в силу того, что это современный писатель-постмодернист (да ещё и такой флагман), как-то не до конца ему веришь, ожидаешь подвоха, задаёшься вопросом, а не циничный ли это сорокинский стёб…. Вся повесть в целом напоминает коллаж – чуднЫе, фантастические элементы вставлены в картину до боли знакомую и реалистичную – с настоящими, определёнными деталями, поэтому «жёсткий» когнитивный диссонанс гарантирован. Мозг, совмещая несовместимые детали, лихорадочно пытается определить время действия: то ли это альтернативное прошлое, то ли фантастическое настоящее, то ли постапокалиптическое будущее, где мутантам уже никто не удивляется. Вероятно, автор таким «безвременьем» хочет донести до читателя идею о неизменности проблем и неискоренимости пороков, поэтому время действия не имеет значения. Здесь уже писали выше о соседстве хомутов, вёрст, овинов, почтовых лошадей с ядерной бомбой, вакциной, мобильными телефонами и пр… Кстати, есть серьёзные научные исследования, доказывающие то, что во времена фараонов люди пользовались электричеством — на стенах египетских пирамид вообще не найдено следов копоти, которая могла бы остаться от лучин или масляных светильников, не говоря уже о невозможности сооружения таких колоссов…. Поэтому, как знать, как знать?
Слушать или не слушать? Даже не знаю. Мне лично милее истинная классика, а не стилизация с возможным подвохом – зачем нужен эрзац, если можно насладиться оригиналом?
P.S. Оказывается, Сорокин совместим с нормативной лексикой – ненормативной лексики здесь минимум — только для придания колоритности персонажам (матерящийся, злобно-подленький тролль-мельничек)…
Наталья Грабовская
Евгений
Невероятно!!! Лучше не скажешь… прекрасный комментарий!!!
Наталья Грабовская
Кортес
После такого эссе писать комментарии к повести бессмысленно. Слушать или не слушать? Конечно слушать. Время русской классики безвозвратно ушло, только и остается, что слушать стилизацию.
Olexandr Chistoserdov
Солянка из ( по мотивам) Чехова, Куприна и подобного. Но, возникает вопрос: Действие, судя по всему, происходит в конце 19-го/начале 20 века. Однако, в тексте упоминаются вертолёты, слуги слушают радио??? А книгу выставляют в жанре «роман, проза». А может быть это фэнтези?! Ирина Ерисанова читает хорошо и вытягивает эту «непонятку». Благодаря ей ставлю "+". Ну и мат, не матерились доктора, как сапожники, в то время. Это было для них не статусно!
Olexandr Chistoserdov
Анна Воробьева
«Для Сорокина характерно множественное использование цитат и аллюзий, стилистически точное подражание различным штампам и стилям (соцреализм, русская классическая литература), с целью исказить их до крайности.» © Лурк
Анна Воробьева
Olexandr Chistoserdov
Когда прослушал окончательно, то осознал концепцию автора. Вас благоДарю за ответ. Произведение понравилось, хотя, по большому счёту, сейчас такое не моё. Был более моложе, то такое нравилось больше.
Olexandr Chistoserdov
Анна Воробьева
И не моё. Заумь для илитки, некоторые называют это постмодерном. Мне и модерн-то не очень, а уж постмодерн совсем мимо. Написано только для того, чтобы читатель восхитился своим интеллектом, ибо понял о чем написано и посмеялся над глупыми смердами, которые не поняли. Фуфло. одним словом. Хотя писатель талантлив, его бы в созидательное русло понесло, но увы
Анна Воробьева
satovan
созидательное русло? это как ...?
satovan
Анна Воробьева
Как те, кого он виртуозно и бессмысленно пародирует
Анна Воробьева
satovan
если виртуозно. то наверняка не бессмысленно… как я писал ниже, мне кажется что Сорокин пишет как хочет, а созидательные классики писали как могли
satovan
Анна Воробьева
Можно виртуозно и абсолютно бессмысленно делать многое. Набирать текст на клавиатуре с руками за спиной или вытачивать детали на токарном станке в положении вниз головой. Сорокин демонстрирует свои навыки, при этом не производя ничего выдающегося, это бессмысленно. Можно разве что тестировать свою начитанность на его книгах, этакая игра «найди все отсылки».
Анна Воробьева
satovan
не всё что делается современниками считается выдающимся… думаю время покажет… как по мне он не менее интересен чем тот же Пришвин, хотя я против подобных сравнений… он другой
Кортес
Грустная фантастическая повесть российского Бориса Виана, без политики и практически без ненормативной лексики. В отличии от Виана, зло пародирующего современные ему литературные штампы, Сорокин играет в литературные игры, уважительно используя русскую классику и столь любимые его современниками элементы фэнтези. От традиционной русской картины: повозка, с трудом ползущая по заснеженной равнине, веет грустью. Не выделывайся Сорокин и пиши он понятные всем вещи, быть ему уважаемым членом общества, а Никита Михалков экранизировал бы «День опричника», но тогда Сорокин не был бы Сорокиным. Не люблю Ерисанову, но Сорокин — это прямо её её, она блистательно владеет табулированной лексикой. Согласен с telleri, Перхушу жалко.
satovan
кефирная пастораль… такое ощущенин, что автор стебётся, показывая что писать может как угодно