Мейчен Артур - Великий бог Пан

image
+40
В избранное 135
Автор:
+9
Читает: Булдаков Олег
+2160
Fantlab: 7.98/10
2 часа 40 минут
Аудиокнига также доступна в озвучке: 
Respekt_1987 (2015 год) +29
Один ученый решил провести рискованный эксперимент. С помощью хирургической операции на мозге своей пациентки он намерен расширить границы ее восприятия реальности. Ведь еще древние знали, что человек видит мир не в истинном свете. А созерцание подлинной реальности они метафорически называли встречей с великим богом Паном.

Озвучено специально для проекта Аудиокниги Клуб
 
Еще из произведений автора

20 комментариев

Лучшие Новые По порядку
Евгений Бекеш
Пана почитали, как пастыря овец и коз. Пастухи считали его своим по­кровителем и приносили ему в дар молоко и мед диких пчел. Однако, по древним верованиям он являлся также покровителем охотников и рыбаков: каждого, кто общается с дикой природой и пользуется ее благами. Пан также охранял неприкосновенность природы и ее мирный покой. У него вызывают отвращение все голоса и звуки, относящиеся к войне — ржанье и топот коней, лязг боевых колесниц, свист стрел и бряцание мечей. Защищая свои владения от непрошенных пришельцев, он иногда испускал такой крик, что они бежали в ужасе, бросая оружие, и наталкиваясь друг на друга. Однажды, как рассказывали, он таким образом внушил страх целой армии. По убеждению греков, именно он обратил персов в бегство под Марафоном. В честь этого события афиняне воздвигли ему храм на северном склоне акрополя. Не меньший страх наводил Пан на людей, если они каким-то образом тревожили его покой, когда в жаркое полуденное время он отдыхал где-нибудь в чаще или овраге. Эти обеденные часы считались посвященные Пану, и пастухи старались не шуметь. Даже их сторожевые псы остерегались лаять. Большая беда грозила тому, кто нарушал в «часы Пана» тишину. Выскакивая из своего укрытия, Пан наводил на нарушителя покоя такой безотчетный страх, который лишал его воли и вызывал желание быстрее куда-то убежать. Этот страх так и стали называть в дальнейшем – паническим.©Немировский
Евгений Бекеш
Невертити
«Где-то лет за двадцать до Р.Х. в подлунном языческом мире произошло странное событие – есть свидетельства о том, что во многих местах слышали глас – «Великий бог Пан умер!». И та, магическая механика общения с богами, обмен эсэмэсками с ними по отработанной тысячами лет практике жертвоприношений вдруг перестала работать. Об этом писал Плутарх в античной передовице «Почему оракулы молчат?». Там он в частности сообщил, что весть о смерти Пана распространял некий гонец-корабельщик по имени Тамуз, слышавший это самолично, и на которого была якобы возложена сия миссия, которую он исполнял со всем тщанием…
… в течении лет эдак пятидесяти ДО рождения Христа вся Римская Империя стала из языческой — монотеистической. Великий бог Пан умер. » Архивариус «Война Миров»
Невертити
Евгений Бекеш
да смерть Пана не менее значима, и не менее часто обыгрывается в литературе чем его уникальная способность вызывать панику:
«Рассказывали, что, когда один корабль плыл из Греции в Италию, внезапно наступил штиль. Опустились паруса, и в безмолвии могучий голос призвал кормчего. Когда тот отозвался, ему было приказано плыть к лесистому мысу и там известить, что великий Пан умер. Как только кормчий ответил согласием, паруса наполнились ветром, и корабль побежал к указанному месту. Выйдя на нос, кормчий прислонил ладони ко рту и крикнул что было сил: «Умер великий Пан!» И тотчас же в ответ послышались рев, уханье, стоны. С шумом раскачивались верхушки деревьев. Птицы камнем падали в море. Вся природа скорбела о кончине первого из богов, предчувствуя гибель всех других.»©Немировский
Невертити
Dina Odette-Amoret
Пан — это экстаз, восторг и ликование, и без него жизнь стала скучна и тосклива. Ио Пан!
Евгений Бекеш
Евгений Бекеш
«Глуп и жесток был Андремон, злобно бил он несчастную Дриопу, портя синяками прекрасное лицо нимфы! Не стерпел Гермий, плененный хрупкой прелестью несчастной — плохо кончил зверь-Андремон, подвернувшись под удар невидимого жезла-кадуцея, и смеялась на похоронах мужа невинная нимфа, уже беременная от Гермия.
Только увидев новорожденного сына своего, которого черноглазая Дриопа равнодушно бросила в лесу, даже не удосужившись обмыть младенца и завернуть его в покрывало — только тогда понял Лукавый, за что покойный Андремон бил жену, как Зевс восставших титанов
сын белогрудой нимфы от него, Гермия… Это уже ни в какой кувшин не лезло!
Младенец возился и хныкал, а Лукавый тупо смотрел на сына — рогатого, козлоногого, покрытого темной и густой шерстью, остроухого, смуглого…
Не год, не два прятались потом от Лукавого дикие сатиры, пока остыл да успокоился Гермий, а вместо нимфы Дриопы встало в лесу дерево, раз в год цветущее белоснежным цветом, но плодов не приносящее. А младенца Гермий отнес Семье показать. И стоял, как оплеванный, смех слушал, шуточки терпел, зубы сцепил, на Арея не бросился, когда тот предложил назвать новорожденного Паном, то есть (как подчеркнул сам Арей) «всехним».
— Всеобщим, — с ухмылкой поправил Аполлон, не любивший солдатских замашек Арея. — Тем, кто всем нравится… как мамочка его.
Промолчал Лукавый, дождался, пока Зевс-отец кивнет благосклонно — дескать, пускай живет себе внучок, Семья не возражает — дождался и отнес Пана к Дионису на воспитание.
Так и прижился маленький Пан в свите Диониса. Освоился, вырос, бегал среди сатиров и буйно-пьяных менад; пастухам да охотникам покровительствовал, как и сам Гермий, каждый лес своим считал… козлоногий, козлорогий, лохматый весельчак и лентяй, зовущий Гермия «папой», а Вакха-Диониса — «дядей».
Одно странно: нахмурится невзначай Пан, глянет исподлобья, а то и засвистит-заулюлюкает… будь ты человек, будь ты бог или чудовище, бежать тебе прочь, слепо нестись, не разбирая дороги, не понимая, что погнало тебя, как слепни лошадь…
Паника, одним словом.
А так ничего — хороший бог вырос, правильный, разве что лицом не вышел, так с лица воды не пить; и не все нимфы переборчивы.
Некоторым что чудо, что чудовище — все едино.»© Олди
Sigrid
Да уж… литературное родство Мейчена и Лавкрафта бесспорно. Совершенно наглядно — одни и те же приемы:
— рукопись в рукописи внутри рукописи, о которой идёт речь в рукописи, цитируемой ГГ в своей рукописи)))))
— когда не хватает слов или фантазии, следует фраза «на этом рукопись оборвалась, ибо далее листы ее были (на выбор) а) „залиты кровью“, б) „обуглены чудовищным жаром“, в) „рассыпались прахом“, г) „заполнены описанием непроизносимых ужасов“ и т.д.)))
— куча эпитетов превосходной степени, специально ничего толком не описывающих, кроме эмоций рассказчика и призванных впечатлить читателя
— присутствие „за кадром“ непостижимого/неописуемого/запредельного бога/монстра/существа, долженствующего нагонять иррациональный ужас.
Прям один в один)))
Озвучено шикарно!
Sigrid
Олег Булдаков
в те времена все так и писали :) это была общепринятая позиция в литературе такого типа :)
Олег Булдаков
Sigrid
Да я ведь абсолютно без сарказма констатирую факт)) Это действительно стандартный прием того времени, произрастающий из готического романа, в котором блистали Радклиф, Шелли, Бульвер-Литтон))
Заслуга Мейчена, Лавкрафта, Блэквуда и Блоха в том, что именно они «отпочковали» от готического романа ту «ветвь», которую позднее теоретики назвали «horror literature». А уж у Кинга и его последователей она расцвела пышным цветом и обильно плодоносит до сей поры)))
Олег Булдаков
olxa123
Теперь, вот такая общепринятая позиция очень распространена на всех вещевых рынках.Ткнув пальцем в вещь любого размера с вопросом — «А это 46 размер?», всегда получишь ответ- «конечно, это 46»
Олег
Пожалуй, самое лучшее у Мейчена.
Mike  Chief
Пан Паном, а то что этот исследователь совершает со своей воспитанницей… Похоже на социальную аллегорию патриархата и иерархию «владычества». В частности мужчин над женщинами. В годы создания, наверняка, было остро-актуально.
Mike Chief
Евгений Бекеш
сейчас принято писать «белого патриархата»… а что совершает он со своей воспитанницей? целует? :) не намека на БДСМ атрибуты и иные формы насилия
уж тогда это аллегория на то что женщины отдаются в полную власть :)
Евгений Бекеш
Mike  Chief
«Что совершает» так в рассказе изложено что. Эксперимент. После которого кома. А поцелуй -лишь напутствие.
Mike Chief
Евгений Бекеш
эксперименты и сейчас опасные так ведут-ну только что под роспись-«я согласна»
Евгений Бекеш
Mike  Chief
Да, эксперименты и тогда, и сейчас, и в будущем. Но в рассказе это увязано с личными отношениями, что и наводит на мысль об аллегории и символике. А не только о голом саенс интересе.
Деметра Янович
Шикарное знакомство с новым для меня автором)))спасибо!!!

P.S. А что за трек в конце?
Антон Терехов
На 5 главе уже запутался кто кому про что рассказывает))) но увлекательно) слушаю дальше)
Валентина
Очень интересно, спасибо, Олег!!!
Евгения, Gamer girl, Show.
Ну что я могу сказать, боги бессмертны, а раз умирают, то значит и не боги они)))
Евгения, Gamer girl, Show.
Евгений Бекеш
боги умирают в рамках эпох цивилизаций-миф о смерти Пана совпал с кризисом традиционной религии, пустели храмы, скоро императоры введут культ Солнца… а чуть спустя христианство
и уж врядли живы сейчас 1500 лет жившие Амон-Ра и Озирис

Дорога, дорога, дорога, дорога,
Извечный удел человека — не бога.
Ведь те, кто вкусили амриту благую,
Телами со смертью уже не торгуют,
Для плоти их тлена не сыщешь вовеки —
Завидуйте им, муравьи-человеки!
У тела бессмертного участь другая:
Оно не потеет, не спит, не моргает,
Не ведает боли, не знает старенья,
Достойно назваться вершиной творенья,
Вовек незнакомо с чумой и паршою —
Но суры за то заплатили душою,
И души богов, оказавшись за гранью,
Подвержены старости и умиранью.
Дряхлеет с веками, стара и убога
Душа всемогущего, вечного бога —
Становится пылью, становится прахом,
Объята пред гибелью искренним страхом.
Сухою листвой, что с деревьев опала,
Осыплется наземь душа Локапалы,
Сегодня умрет, что вчера шелестело, —
И станет бездушным бессмертное тело.
О скорбь и страданье, о вечная мука! —
Коль в суре поселится серая скука,
Наскучат утехи, любовь и сраженья,
Наскучит покой и наскучит движенье,
Не вспыхнут глаза грозовою зарницей,
И мертвой душе станет тело гробницей!
О горы, ответьте, о ветры, скажите:
Куда подевался иной небожитель?
Ни вскрика, ни стона, ни слова, ни звука —
Лишь скука, лишь скука, лишь серая скука…
Но изредка ветра порыв одичалый
Доносит дыханье конца Безначалья:
«Мы жили веками, мы были богами,
Теперь мы застыли у вас под ногами.
Мы были из бронзы, из меди, из стали —
О нет, не мертвы мы… мы просто устали.
© Олди
Евгений Бекеш
Евгения, Gamer girl, Show.
О да, теперь понятно в кого мы такие ленивые жопы и с тараканами с голове, если уж боги ноют и устают что уж про человека говорить, пожалеть обоих ахахаха))