Гинзбург Евгения - Крутой маршрут

= Крутой маршрут: хроника времен культа личности
image
+27
В избранное
95
Читает: Ерисанова Ирина
+471
Fantlab: 8.74/10
28:52:40
Книга Евгении Гинзбург драматическое повествование о восемнадцати годах тюрем, лагерей и ссылок, потрясающее своей беспощадной правдивостью и вызывающее глубочайшее уважение к силе человеческого духа, который не сломили страшные испытания. «Крутой маршрут» захватывающее повествование о безжалостной эпохе, которой не должно быть места в истории человечества.
Эта книга, наряду с «Колымскими рассказами» В.Шаламова и «Одним днем Ивана Денисовича» А.И.Солженицына, стала одним из главных свидетельств преступлений эпохи сталинизма.

58 комментариев

по умолчанию последние лучшие
YuriyKosorukiy--Blizorukiy
Очередное антисоветское вранье, которое нет смысла подробно разбирать. Особенно в череде прочих всевозможных лжецов солженицыных и прочих шаламовых.
Гораздо интереснее рассмотреть биографию гражданки Гинзбург Евгении Соломоновны, тем паче что сей её опус заявлен как автобиографический. Итак, с юности Евгения Соломоновна умела выгодно продать своё тело. Первый брак с врачем, конечно, хоть и решил её финансовые проблемы, но все же был непрестижен и врач вскоре был послан вместе с первым ребёнком далеко и навсегда, поскольку подвернулась новая, просто прекрасная партия в виде крупного партийного функционера. И вот, вчерашняя воспиталка из детсада становится главредом региональной газеты, получает от советского народа огромную квартиру, рожает второго ребёнка, вместо посланного в «прекрасное далеко» первого и даже заводит домработницу. Казалось бы жизнь удалась, живи и радуйся, но нет! И Евгения Соломоновна вписывается в заговор Лейбы Давидовича Бронштейна (Троцкого) Того самого, которого позже, как этот террорист не скрывался, замочил метким ударом ледоруба прямо в жбан товарищ Рамон Меркадер.
За участие в троцкистской террористической группе сверхгуманный советский суд приговорил гражданку Гинзбург не к расстрелу, а всего то к десяти годам колонии, правда, с конфискацией. Но и тут Евгения Соломоновна не растерялась! Она оперативно пристроила своё тело в третий раз! И снова к врачу! ))) Правда в этот раз уже к тюремному! И вуаля! Вместо отбытия срока на лесоповале, она уже санитарка в тюремной больничке! Где так удобно, сидя в белом халате, в чистом и теплом помещении кропать свои писульки про «ужосы стлиногулага». Так и пережила безбедно гражданка Гинзбург войну в «сталинских застенках» в то время как вся страна нацизм побеждала. Она даже младшего сына к себе в лагерь выписала! Видимо для того, чтобы он вместе с ней «помучался». В то время, как её старший отпрыск, которого она ещё с первым мужем отправила в «прекрасное далеко» умер от голода в блокадном Ленинграде…
А там и война закончилась и хрущёвская т.н. реабилитация подоспела. И начала гражданка Гинзбург свои гнусные антисоветские побасенки пытаться опубликовать. А не тут то было! И знаете кто зарубил на корню эту антисоветскую пакость!? Автор знаменитого «Василия Тёркина» Александр Трифонович Твардовский! Как ни старалась, не перписывала свои враки Евгения Соломоновна, но с авторитетом самого Твардовского не поспоришь! Так и ходил гнусный пасквиль гражданки Гинзбург по «самиздатам» да по вражьим «голосам» типа ВВС. Так и не увидел он печати пока рак доедал махровую антисоветчицу! И только после того, как она околела, уже при иуде Мишке Меченом антисоветчики смогли таки издать этот гнусный, лживый пасквиль. Вот, пожалуй, и всё, что нужно знать про «Крутой маршрут» и гражданку Гинзбург.
Hidalgo
Десять тысяч «плюсов»! Вранье антисоветчиков переходит всякие границы здравого смысла, не говоря уже об элементарной порядочности, думаю, они даже не понимают значение этого слова.
SergeyK
Очень напоминает жизнь Солженицына. Прочитайте книгу Томаса Ржезача «Спираль измены Солженицына» Автор был фанатичным поклонником Солженицына, но сойдясь с ним в эмиграции и узнав его подноготную, ужаснулся и написал эту книгу. Рекомендую ее всем прочитать.
YuriyKosorukiy--Blizorukiy
Я тут познакомился с одним товарищем, который не поленился и по пунктам разобрал биографии многих «жегтв кговавого гежима» от Гаркуши до Мандельштама, от стукача ", Ветрова" до Хармса. Узнал много нового про этот панопикум. Там, зачастую, «жегтвы кговавого террана» сидели даже не по политическим, а по чисто уголовным статьям!
GreenSleevs
Агента ГБ читать рекомендуете, экий вы… забавник-то! ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B6%D0%B5%D0%B7%D0%B0%D1%87,_%D0%A2%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88
Особенно умилительно сообщение о капитане Благовидове ))
YuriyKosorukiy--Blizorukiy
Вы даже тут соврать умудрились! ))) Не был он «агентомГБ» по вашей же ссылке он сотрудник МВД! ))) Впрочем, если бы он и кгбшником был, то разумеется, ему в сто раз больше доверия, чем записному лжецу и стукачу Солженицыну.
SafarAli
 В 1968 году, после подавления Пражской весны, с женой эмигрировал из Чехословакии в Швейцарию. Спустя несколько лет, чтобы искупить своё «заблуждение», стал работать агентом 1-го Управления Федерального министерства внутренних дел под псевдонимом Репо. Среди эмигрантской верхушки добывал информацию по заданиям чехословацкого МВД. В 1975 году вернулся в ЧССР, играя главную роль в целом ряду пропагандистских дезинформационныхкампаний. В качестве агента входил в компетенцию контрразведки ГБ.
yemelja
Прочитал, спасибо.Поучительно.
SemenAbramov
Для Криворукова-Тебе бы такое пережить! Таких лживых
урапатритов мы знаем.Сыты по горло
YuriyKosorukiy--Blizorukiy
А что «такое» пережила Гинзбург, в чем она сама не была бы виновата? Была она подлой и лживой бабой, торговавшей собой. И ещё легко отделалась, за всю мерзость и подлость ей совершённые.
комментарий был удален
KudryaKavunovichBabaryka
С каких пор ФАНТАСТИЧЕСКИЕ пасквили А.И.Солженицына, стали одним из главных свидетельств преступлений эпохи сталинизма?
pereskokova
Книга о трагической эпохе Сталинских репрессий. Наравне с Дневниками Л. Чуковской и «Реквием» А. Ахматовой эта книга дает возможность почувствовать что пережили жертвы репрессий. Как страшно и больно что это наша история.

Из автоэпиграфа к поэме «Реквием» А.Ахматова
В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то «опознал» меня. Тогда стоящая за мной женщина с голубыми губами, которая, конечно, никогда не слыхала моего имени, очнулась от свойственного нам всем оцепенения и спросила меня на ухо:
— А это вы можете описать?
И я сказала:
— Могу.
Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было её лицом.
1 апреля 1957, Ленинград
egva
революция поедала своих детей, наиболее заметных и часто вознесенных этой же революцией… и жалко их… и это ведь всегда так. Двойственность житья- новый век вознес их и опустил, больно падать с высоты… качели.
viktor_elizarov
«Я должен сказать вам… Я умудрился, может быть, мне повезло: ни разу в своей многотрудной деятельности — а написал я, наверное, не менее 40 книг — ни разу не упомянул фамилии Сталина. У меня нет даже упоминания о Сталине, ни разу…
— И ваши герои не упоминают?
— Нет, герои упоминают. Не столько о Сталине, сколько о терроре. У меня последний роман, который называется „Над потаенной строкой“ — он еще не известен, он будет напечатан в девятом номере журнала „Звезда“. Это рассказ о том, как нашелся человек, который… который… нет… (Вениамин Александрович закашлялся)… Анна Моисеевна, дайте мне платок, пожалуйста…
Ольбик: Вот салфеточка, пожалуйста…
— Нет, платочек… (После паузы). Роман, который только что написан… В этом романе герой пишет „потаенные строки“.
Мы хотели покинуть Вениамина Александровича, но он остановил нас мановением руки. Попросил восстановить прерванную мысль.
— Вы говорили о последнем вашем романе, который будет напечатан в журнале „Звезда“.
— Я был бы плохим писателем, если бы не писал атмосферу, в которой действуют мои герои. А эта атмосфера была тесно связана с расстрелянными коммунистами на Севере. Со страхом. Поэтому я не упоминал имени Сталина, чувствуя, что я питаю ненависть к нему. Я всегда старался вместить героев в такие обстоятельства, в которых читатель понял бы, что ему приходится туго, потому что он живет в России в эту эпоху. Так что я не уходил от жизни. Другое дело, что воспринимал ее поэтически. Я имею в виду, например, роман „Два капитана“. Он был написан в 1937 году. Это был роман, в котором прокламировалась защита справедливости. Безвестный погибший капитан — искомый „предмет“, за кото-рым охотится мой главный герой. Атмосфера окрашена главным образом романтическим призывом: что решено — исполни!, бороться и искать, найти и не сдаваться! Может быть, все это принадлежит литературе для юношества, но роман издается каждый год и так уже 40 лет… И количество тиражей перевалило за сотню...»
из последнего интервью с Вениамином Александровичем Кавериным.
viktor_elizarov
И вдруг на кафедре без моего приглашения появился Михалков. Это взбесило меня, и, забыв от волнения его отчество, я громко сказал:

— Сергей Михалыч, здесь я — председатель, а я не давал вам слова.

Он заморгал и покорно покинул кафедру, хотя уже произнес первые слова речи. Я назвал Ю.Бондарева, которому его друзья тогда еще подавали руку, он по бумажке прочитал что-то осторожно-восторженное, и тогда Михалков, заикаясь, спросил меня:

— Те-те-перь можно?

Забавно было убедиться в том, как мгновенно стерлось, растаяло высокое положение, ради которого столько подлостей было совершено, столько похлопываний по плечу, наград и орденов было вымолено едва ли не на коленях. Литературный вельможа стоял перед московскими писателями (которыми он номинально руководил) как провинившийся школьник.

Я дал ему слово, и он неудачно начал с заявления, что опоздал потому, что выступал перед избирателями — не помню, куда его назначали, кажется, в Московский Совет.

И Козловский, прервав его, немедленно изобразил свое благоговение перед такой государственно-важной причиной, с благоговением поднял руки и смиренно подогнул колени.

В зале оглушительно захохотали. Михалков, растерянно моргая, умолк.

Он как-то рассказывал мне, что упорно лечился от заиканья — в этот вечер легко было убедиться, что его усилия пропали напрасно. Длинные паузы, когда он силился закончить фразу, ежеминутно прерывали его неопределенную речь. Зрелище было жалкое, может быть, еще и потому, что Михалков, как известно, мужчина крупный, здоровенный, с длинными и одновременно толстыми ногами, и видеть его нерешительным, растерянным было неприятно и почему-то стыдно. Он вскоре ушел.

В. Каверин. «Эпилог»
audioknigi.club/kaverin-veniamin-epilog
GreenSleevs
«А ведь я знал его ещё голодным нищим юношей с крохотной искоркой в груди. Боже мой, в какую громадную сытую скотину вырос он на чужих объедках...»
Валентин Катаев
SafarAli
О Михалкове? Том самом, отце нынешних режиссеров?
AleksandrDurov
Тема и масштабность произведения очень напоминает «Архипелаг ГУЛАГ». А по художественной составляющей, по-моему, и превосходит его, во всяком случае читается/слушается намного легче, возможно из-за отсутствия россыпи вымученных неологизмов. Вот интересно, если бы Е. Гинзбург удалось опередить Солженицына с масштабной публикацией книги, а стало быть и с обличением сталинского геноцида, дали ей бы ей Нобеля?
Ирине Ерисановой — глубокий респект. 29 часов такого чтения — это подвиг.
Colombina
«Архипелаг» это громадный исторический труд на основе опыта десятилетий, «Маршрут» же описание собственного опыта, так что сравнивать их нелепо.
Я предпочитаю Шаламова ))
upteshiv
Несомненно. Это точно. Люди боятся читать тяжелые книги, а эта, хоть и из тяжелых, но читается (слушается) легко. Там и сарказм, и юмор, и ирония, — как такому место нашлось?
Большая молодец она!
RONKUA
Есть ощущение какой-то «сбОрной правды». «ЗасАхаренности» и «плакАтности» текста.
Был спрос на «самиздатовскую» правду, и был на «молодо-гвардейскую».
До сих пор популярны обе «крайности». К сожалению, и в головах.
На один раз полезно прослушать.
Спасибо.
burundukzmakom
Не осилю, ощущение что автор врет, юлит, недоговаривает. Мутная история. Нагуглила воспоминания Шаламова, им верится больше. Писательница отлично умела пристраиваться в теплые места, нутро периодически проскакивает. Например, как начальник региона любит свои портреты с хлеба и имеет трехкомнатную квартиру, то это не коммунистичненько, а самой держать

домработницу и ездить на госмашине с водителем, ачотакова) После работы в больнице считать гомеопата(подвид мошенника) святым человеком? Но может быть и святой — такие деньги зарабатывать на воде с сахаром действительно чудоD
LarisaStolnaya
Плачу… и восторгаюсь этой женщиной! Читала много книг о том страшном времени, но это были писатели — мужчины, каждый по своему описывал его!!! А Е. Гинзбург при всей тяжести жизни на Колыме оставила в моей душе теплоту восприятия ...! И расставание с текстом сгладило послесловие! Спасибо клубу и, конечно, Ирине Ерисановой, ее голос отождествляется с героиней и звучит в моей голове до сих пор…
upteshiv
Грустная и потрясающая книга, в прямом смысле этого слова. Прослушавший ее сразу поймет что в ней ни капли лжи. Талант именно в простом, мягком изложении, и в то же время остро чувствуется слог очень грамотного человека. Прочитана Ириной Ересановой, великолепно; как виртуозно она играет интонациями.
Низкий поклон Евгении Семеновне Гинзбург, за то что была, жила, выдержала и написала.
Affro
У каждого из нас, есть что-то важное, основополагающее, определяющее мировоззрение. Для меня, одно из.., вот эта книга!
Присоединяюсь ко всем положительным отзывам!
Sitora
Я не знаю, было так или было иначе. Но я знаю, что те годы были тяжелыми. Многие люди пострадали. Да что значит пострадали? Они просто погибали тысячами, а потом миллионами. Что есть для человека изоляция, отсутствие благ жизни. Когда нет свежего воздуха и окна, еды и тепла. А что значит не видеть своих детей! Я читаю вышеизложенное отзывы и поражаюсь, как можно быть такими злыми, бесчеловечными. Или это лишь пафос....? Да, пусть эта история выдумана, путь автор Маршрута и пригревалась где- то, пусть любила комфорт. А вы все не любите? Вы допускаете жизнь без своих детей? Ведь такие истории были, и их было много. И мне, по большому счету, все равно, кто написал эту книгу. Женщина, вынесшая все это или написана она с рассказов кого-то. Да, Советы дали многое гражданам. И бесплатную медицину, и обучение, и люди не думали о завтра. Но в конкретной истории как много боли, лишений, страха… и ЧЕЛОВЕК это прошел! Я рассматриваю эту историю не сколько со стороны плохое госсударство, или все вранье… а с точки зрения человеческих чувств, человеческой жизни. Ведь, какая мать хочет своему ребенку боли, унижений и лишений…
Написано замечательным языком, прочитано великолепно. Просто представьте себя там, и думаю, вы не захотите меня нынешний комфорт на ту жизнь.
Спасибо, что я могу слушать такие книги и иметь возможность сравнивать, а следовательно и ценить то, что имею
Triva
Все же, текст отдает ложью. Ну как-то совсем не верится, что автор ни разу не сломалась, везде ей помогал счастливый случай.
Есть мемуары Ольги Адамовой-Слиозберг, ее можно увидеть в фильме про УСЛОН (также в фильме есть Лихачёв, попавший в лагерь в юности). Адамовой-Слиозберг я верю больше
Lyuboff
Ирония судьбы: сначала доказывать садистам-следователям, что ты не злоумышляла против тов. Сталина, а потом и начитанными потомками быть обвинённой во лжи!
Triva
А Вы почитайте, что пишут люди, которые лично знали Гинзбург
Lyuboff
Знаете, я в силу некоторых служебных обязанностей, прочла в начале новейших времён тонну лагерных мемуаров. Так что наверняка «в теме» )))
AlfonsKramer
Подробное описание мясокомбината по переработке людского мяса в вату на Планете Чекистов.
Sitora
Я вот почитала текст по последней ссылке. Что хотел сказать автор то?
То, что биографический роман не правдив на 200/? Что автор несколько изменила события.
Ну и что? Почему бы человеку, испытавшему столько горя и потерь что- то не преукрасить, изменить. Люди, порой, что- то говорят, и через неделю не могу дословно вспомнить сказанное. А тут годы прошли…
Не до конца понимаю замысел автора заметки. Разоблачить? Уличить, вывести на чистую воду?
Кого? Женщину, потерявшую почти все? Мать, потерявшую детей( это вообще понять может не каждый) и слава богу… человека, который выживал? Сейчас и не за собственную жизнь торгуют собой. (Если кто- то пытался обвинить Гинзбург в этом)Телом.совестью.
Хотела она быть Героем? Да.! А почему бы и нет собственно? Это легкая жизнь? Это счастливая жизнь? И она была героем. Что выжила, жила, воспитала чужого ребенка. Талантливым, живым, правильным русским языком донесла это до потомков.
Клеймить ее за некоторые неточности, тыкать в несостыковки… говорить' не верю!'
Да не верте. Станиславские мы чтоли? И не дай Вам бог испытать хоть 3 дней такой жизни. А потом уж говорить отдает текст ложью или нет.
Это события давно минувших дней. Сейчас уже никто достоверно не скажет, так было или не так. Это стало историей. А история, сама по себе весьма неточна. Это вам не 2-2.
Главное- не быть тем 0.
Это лишь мое мнение, я не претендую на истину в последней инстанции.
комментарий был удален
Nikitin
Я попробую ответить за что многие не любят Гинзбург. Это двуличный человек по своей природе. Про неё говорили, как раскулачивали крестьянство, или приводили в жизнь «красный террор», она поддерживала все решения партии. Довольно быстро с пламенного революционера превратилась в номенклатуру со всеми льготами)) Когда Сталин решил почистить эту прослойку, наша героиня запротестовала. Нет чтобы покаяться самой, что была в первых рядах этой перестройки, товарищ Гинзбург решила превратиться даже не в жертву, а настоящего героя справедливости!)))) Здесь на сайте есть труды Льва Разгона, это из этой же оперы. Многие к примеру ругают и Солженицына за его «Архипелаг Гулаг», в принципе правильно и делают. Все эти книжки сразу берут на вооружение наши западные демократы. Но как Солженицын начинает писать нелицеприятную правду про США с его правами человека, его сразу клеймят антисемитом. Все эти труды писателя не публикуются и предают забвению. Гинзбург даже после отсидки вроде как вновь вступила в партию, видимо хотела сказать нам Сталин это из другой партии )))))

Оставить комментарий