Толстой Лев - Детство. Отрочество. Юность

image
+159
В избранное 278
235 голосов, 14 комментариев
Автор:
+185
Читает: Артисты театров
+552
Fantlab: 8.03/10
7 часов 24 минуты
Знаменитая автобиографическая трилогия великого русского писателя Льва Толстого «Детство», «Отрочество», «Юность» в формате аудиоспектакля.
Трилогия — одно из самых глубоких и точных произведений в русской литературе, показывающее становление ребенка, его взросление, изменение его восприятия мира, окружающей действительности.

Исполнители
Николай Иртеньев — Василий Бочкарёв
Николай Иртеньев в детстве — Татьяна Весёлкина и Федя Шкловский
Николай Иртеньев в отрочестве, юности — Александр Бобров
мать — Мария Рыщенкова
отец — Сергей Колесников
Володя, брат Коли — Кирилл Продолятченко
Володя в отрочестве — Денис Баландин
Люба — Наталья Терешкова
бабушка — Людмила Максакова
Карл Иваныч — Александр Пожаров
дядька Николай — Александр Бордуков
Мими / горничная — Ирина Автух
Яков / швейцар — Александр Вдовин
юродивый Гриша / священник— Алексей Кудинович
Фока — Юльен Балмусов
Катя — Анастасия Нестеренко
Наталья Савишна — Ольга Чуваева
Михей / Колпиков — Олег Зима
учитель / продавец — Алексей Мясников
Гаша — Ульяна Урванцева
княгиня Корнакова — Елена Коренева
князь Иван Иванович — Борис Романов
Сережа Ивин — Валера Шумский, Михаил Шкловский
брат Сережи — Ваня Вигилянский
Иленька Грап — Ваня Непомнящий, Иван Жарков
Валахина — Ольга Левитина
Соня — Настя Весёлкина, Полина Чекан
Этьен Корнаков — Арсений Шапиро
лакей — Сергей Вещев
горничная / Варя — Елизавета Кюблер
St.-Jerome — Сергей Казаков
Нехлюдов — Александр Девитьяров
Дубков — Андрей Ташков
Иконин — Алексей Мишаков
профессора — Сергей Вещев, Юльен Балмусов, Владимир Инашвили, Олег Зима
отец Грапа — Борис Токарев
дочери Корнаковой — Татьяна Весёлкина и Елизавета Кюблер
Ивина — Людмила Ильина
мать Нехлюдова — Людмила Титова
Софья Ивановна — Ольга Кузнецова
Любовь Сергеевна — Нелли Уварова
Зухин — Александр Пахомов
Оперов — Константин Днепровский

14 комментариев

Лучшие Новые По порядку
Ирина Валдайская
Великолепное произведение. Как приятно слушать: «Папенька, маменька, Коленька, Вальдемар ...» Какие нежные отношения! Жаль, что от подобного обращения к родителям, мы отошли.
Ирина Валдайская
EVA
А мы не отошли. :))) Наш сынок, хоть и взрослый уже почти, 17 лет, зовёт нас мамочка и папочка, ну и мы его — А… чка. :))) Нежность, любовь и искреннее выражение своих чувств в семье — это вечные ценности!
EVA
Вера
Как Вы правы! Про нежность, любовь и искренность! Я мужа зову розовоуховенький барабасенька.Обижается почему-то.Стильности говорит в тебе нет и современности.:)
EVA
Ирина Валдайская
Я говорю про мамЕНЬКА, папЕНЬКА. Данных слов уже не существует в обширном обиходе. Есть у меня знакомые, которые живут в деревне около старинной усадьбы генерала Владимира Косаговского (ныне это ПНИ — vk.com/wall313413729_193 ). Так вот, они именно так и называют родителей. Единственный раз в жизни слышала данные слова в их семье.
Я тоже своего 30-летнего сына зову «сыночка»… :-)
Ирина Валдайская
EVA
То что вы писали про устаревшие суффиксы, я конечно поняла. Звучало и правда, мило и выразительно, и даже нежнее, чем сейчас. Но что поделаешь, язык меняется, это неизбежно. Главное, чтобы сохранялись искренние чувства в человеческих отношениях.
Олеся Александрова
Мне очень понравился этот радиоспектакль. В школьные годы читала произведения Толстого в сокращении, скорее для галочки, для школы. А сейчас слушаю их здесь и читаю в полном тексте. Воспринимаю их совершенно по-другому, теперь они мне более понятны и близки.
Даша Кот
круто.каждый день читаю.
Ник Воевода
Отлично! И постановка отличная.
Тайсон Майк
Книга, которая повлияла на мировоззрение Сергея Бодрова
Matthew Fox
Первый раз читал, будучи школьником, вроде в 7 классе это произведение проходили, все-таки, мое мнение, данное произведение нужно читать классе в 9, в 7 классе дети — это дети, они просто в силу возраста не смогут оценить всей глубины мысли автора. Если время найду обязательно прочту 2 раз, слушать это хорошо, но с чтением не сравнить.
Тимур Фролов
А где найти просто чтение