Васильев Борис - Отрицание отрицания

image
+16
В избранное 60
16 голосов, 8 комментариев
Автор:
+31
10 часов 14 минут
Действие романа «Отрицание отрицания» разворачивается в период с революции 1917 года до начала Великой Отечественной войны. В центре повествования — дворянская семья Вересковских, каждый член которой избирает свой путь… Писатель называет Россию страной отрицания и пытается найти в прошлом истоки сегодняшних бед.

8 комментариев

Лучшие Новые По порядку
Света
Так много хотелось написать о Книге. Столько мыслей, переживаний! Написала и стёрла. Не нужно это. Будто вечернюю тишину старого кладбища дурацким рингтоном нарушить.
Когда читала, была потрясена. Теперь прослушала. Потрясена и оглушена. Спасибо чтецу любимому, его голос несколько смягчает впечатление, позволяет вникнуть, понять. Примиряет… Потому что — когда читала сама, была не просто потрясена, я была раздавлена.
От души благодарю Автора, мысленно в сердце своём низко кланяюсь за все его книги.
Света
Света
Стих сразу не прикрепила, потому что не помнила ни названия ни автора, только оставшееся от него, прочитанного когда-то, впечатление. Ощущение пронзающей холодной тоски, которая отступает перед напором Жизни во всём её могуществе и великолепии!
Но роман не отпускает — нашла всё-таки. Стих этот полностью отражает то, что я чувствовала во время прослушивания.

Буря промчалась, но грозно свинцовое море шумит.
Волны, как рать, уходящая с боя, не могут утихнуть
И в беспорядке бегут, обгоняя друг друга,
Хвастаясь друг перед другом трофеями битвы:
Клочьями синего неба,
Золотом и серебром отступающих туч,
Алой зари лоскутами.

Аполлон Майков
nataly54
Очень сильная книга и очень тяжело на душе!!! Спасибо В.Герасимову за отличное чтение!
Svetlana Shakeshaft
Васильев не историк-ученый. Да, его правда подтверждается другими произведениями, но все же как хочется, чтобы он немного ошибался. Так вытравить все самое лучшее из России, и при этом страна живет. А пока что хочется плакать по судьбам талантливых людей, поколений.
Маруся
У Бориса Васильева все произведения сильные и глубокие. Но, на мой вкус, я бы выбрала другого чтеца для этой книги. При всем моем уважении к Герасимову ( много его работ слушала с удовольствием), у него какая-то приключенческая сказочка для подростков получается. А здесь всё-таки классическая манера и голос больше подходит.
Маруся
Mirandolina
Что поделаешь, Михаил Царёв и Анатолий Кторов давно умерли…
Тонкий Лёд
Помните, у Мураками гг объясняет задумчивость по поводу книги: «У меня, когда я до конца дочитал, какое-то странное чувство осталось. Что писатель этой повестью хотел сказать? И вот это самое «что он хотел сказать?» застряло в сердце, как заноза».
Описываемые в книге лица показались мне, как бы выразится… лишенными достоверности, их поступки не имеют для меня логики, изменения мировоззрений и характеров происходят так мгновенно, будто при множественном расстройстве личности, будто болезнь эта тайно зрела в каждом человеке независимо от его пола, возраста, сословия и воспитания. Допустим, я могу предположить и домыслить постепенность душевных метаморфоз, опущенных автором в пользу масштабности повествования. Но что это за рассыпанные по книге внезапные и неуместные в описываемых обстоятельствах приливы доброты людей друг к другу на общем фоне жестокости, просто аттракционы щедрости (их тут целых три). И что он хотел сказать, сделав четверых из пяти дворянских детей карателями и палачами? Как автор относится к «закону отрицания отрицания»? Он всерьёз о нем? Или я не поняла сарказма? И эта война кустов и деревьев — кто тут кем зашифрован? Охохонюшки-хохо.
Одно замечательно- трубы мои евстахиевы, раковины и улитки, лабиринты и перепонки мои очень благосклонны к звукам голоса Герасимова. Я уже поняла, что есть люди, чей слуховой аппарат несовместим с этим исполнителем. Жаль, на мой взгляд он очень подходит к этой книге. Как удивительно точно сказала Светлана — он «смягчает впечатление, позволяет вникнуть, примиряет». Лучше и не скажешь.
Адам
Странно, обычно дворянские в стане белых а тут чуть ни вся семья ярые красные.… Может царская система в то время была не очень, но система растреливающая предыдущую впринципе не может быть лучше